Сборы

Сборы (отрывок)
Действующие лица:
Жорж - молодой господин, одетый по последнему слову моду. Брюнет. Обладатель изысканных манер и носа картошкой.
Алексей - хромает на левую ногу из-за полученного ранения, имеет каштановые волосы с проседью, немногословен, самый старший из присутствующих.
Август - огромных размеров молодой человек, похожий скорей на медведя нежели, на человека. Чувствует себя очень неловко, и всячески пытается остаться незамеченным. От природы наделён огромной физической силой, весьма неуклюж из-за чего вечно опрокидывает предметы. Несмотря на свою неловкость, очень любим и уважаем среди друзей.
Антон - очень худой молодой человек, постоянно бледный с детским, поистине ребяческим лицом, внешне выглядит скорей, как школьник старшего звена, нежели, как молодой господин. Обладает богатой палитрой эмоций. Пишет стихи. Моментально хмелеет от бокала вина. Самый младший из присутствующих.
Аскольд – Душа компании. Легкомыслен, легко теряет нить разговора. Может, увлекшись разговором сменить несколько тем подряд.

Действие разворачиваются в усадьбе Алексея.
Небольшая комната с 4 креслами и стулом, небольшим кофейным столиком на котором стоят 6 фужеров и бутылка красного вина без этикетки, шкафом, а так же большим стеллажом с книгами у одной из стен и огромным, в человеческий рост зеркалом с другой. У входа стоит лакированный столик с вазой, в вазе стоят розы. На полу лежит персидский ковёр.
Входит Жорж, в комнате развалившись в кресле, сидит Аскольд. В соседней комнате одевается Алексей. Вечер.




Жорж. (Входит.) Господа, господа разрешите засвидетельствовать вам своё почтение.
Аскольд. Что ж, просим.
Жорж. Добрый день господа, рад видеть вас в добром здравии. (Снимает цилиндр и слегка склоняет голову.)
Аскольд. Добрый день Жорж. (Изумленно) Что я вижу, Жорж, неужели ты отпустил  такие же усики, как у того француза, которого мы видели на прошлом вечере у госпожи Б.?
Жорж. Не правда ли превосходно?
Аскольд. Если так можно назвать эту щёточку, которая так изящно подчёркивает твой и без того огромный картофельный нос.
Жорж. (Подходит к зеркалу, отмечает, как ладно скроен фрак и как идеально он сидит на его фигуре, затем начинает мять нос в разные стороны.) И вовсе он не огромный, нос, как нос.
Алексей. (Крича их соседней комнаты). Долги господина ****рицкого просто пшик, в сравнении с твоим носом.
Аскольд. Кстати в среду снова игра, ты знал об этом, Алексей?
Алексей. Нет. И во что же играют?
Аскольд. В вист, как обычно, ты же знаешь, что тебе всегда рады, может , всё-таки окажешь честь и присоединишься к нам, старый (делает акцент на слово старый) друг.
Алексей. (Появляется в комнате в домашних штанах, с бритвой в руке и намыленным лицом. На плече висит белое полотенце). Ужель я уловил в словах твоих иронию мой добрый друг?
Аскольд. Разве я могу иронизировать над старым калекой? Это было бы просто бесчеловечно с моей стороны. Так что придёшь?
Алексей. Нет, играйте без меня. (Направляется к столику. Внезапно, оступается и падает в объятья подоспевшего Жоржа, бритва застывает в сантиметре от шеи Жоржа.)
Жорж. Что такое? (Помогает сесть Алексею в кресло.)
Алексей. Судорога, сейчас пройдёт.
Аскольд. (С сочувствием смотрит на Алексея.) Ты был у врача? Что он сказал?
Алексей. (Отмахиваясь от Аскольда.) То же что и всегда, холод и покой.
Аскольд. Он прописал тебе какую-нибудь микстуру?
Алексей. (Берёт со стола бутылку вина, зубами вытягивает пробку и наливает себе полный бокал.) Vivas ut possis, quando nec quis ut velis. (Под аплодисменты Жоржа и Аскольда пьёт вино залпом и возвращает фужер на стол.) Вот моё лекарство. (После небольшой паузы). Нужно продолжить сборы. ( Медленно поднимается с кресла.)
Жорж. Давай же я помогу тебе.
Алексей. (Опираясь на край столика и, предостерегающе направляя бритву на Жоржа.) Vade retro! Иначе махом сбрею твои усики.
Жорж, театрально подняв руки вверх, отступает назад к креслу. Плюхается в него, наливает себе вина, жестом предлагает Аскольду, получает отказ. Алексей уходит в другую комнату. Проходит несколько минут, внезапно дверь в комнате широко раскрывается и задевает столик, с которого тотчас на пол падает ваза и разбивается вдребезги. На пороге стоит Август.
Август. Ваза…
Аскольд. И лёгкий, как августовский ветер, он ворвался в нашу жизнь…
Алексей. Здравствуй Август, даже не смей переживать о разбитой вазе, она мне никогда не нравилась. Жорж, Аскольд, скорей же усадите Августа в кресло, да налейте ему вина, пока он не своротил ещё чего-нибудь.
Август. Я, правда, я не хотел, она, я только открыл, а она и в дребезги, право как неловко.
( Август, пытается поднять розы с пола, при этом задевает стоящий у входа стул, который опрокидывается и спинкой падает на большой палец ноги Жоржа. Жорж, вскрикнув от боли и неожиданности, чуть было не роняет фужер. В дверном проёме появляется Алексей, наполовину побритый, что бы оценить масштаб урона, нанесённый его жилищу. Его взору предстаёт Август, держащий охапку цветов в руках, Жорж, держащийся за свой отбитый палец, опрокинутый стул, разбитая ваза. Оценив урон, как недостаточный для паники, Алексей возвращается к бритью.)
Аскольд. Август, Август, нет, даже сами Боги не смогли бы выдумать имя более подходящего твоей натуре.
Август. (Поднимает стул, и занимает место в кресле подле Жоржа). Знай, маменька с папенькой, что сыночек таким будет, авось и по-другому бы назвали.
Жорж. (Протягивая бокал вина Августу). Выпей - же август и пусть пройдут твои печали.
В комнату входит Алексей, он в прекрасно сшитом фраке с позолоченными пуговицами, в руках его трость. Опираясь на трость, он занимает одно из кресел. На пороге появляется Антон, он семенит маленькими шажками к стулу и сев на самый краюшек вздыхает. Проходит несколько секунд.
Антон. Ах…
Аскольд. Ужель вступивший в бой (играет с одним из значений имени Антон) пал под натиском очередной красавицы.
Антон. Она великолепна. (Вскакивает со стула, несколько раз кругом обходит собравшихся. В жутком возбуждении, начинает рассказывать.) Она, она словно ангел, сошедший к нам с небес, что бы утешить измученные души, она прекрасней любой из дев, что  прежде имел я удовольствие встречать на своём пути. Она Идеал, Совершенство….
Аскольд. (Вторит Антону) Богиня.
Антон. Богиня! Её божественный лик озаряет светом эту мрачную, пустую планету, она, она…
Аскольд. Как сажа черная, бела.
Антон. Да как сажа, сажа. Сажа? (Поворачиваясь к Аскольду с глубоко уязвлённым видом, моментально отразившемся на его лице.) А ты всё шутишь, твои слова глубоко ранят моё сердце, ведь тебе существу низменному и недалёкому никогда не понять сия прекрасно чувства, как любовь.
Аскольд. Куда уж нам, о Воин раненый стрелой Амура, понять твои возвышенные чувства.
Жорж. Скажи же нам имя, той, что так тебя пленила?
Антон. (Набрав полную грудь воздуха.) Я не скажу.
Август. Чего ж так?
Антон. ( Наконец-то опустившись в кресло.) Из-за него. ( Показывает на Аскольда.) Он как всегда начнёт издеваться, иронизировать.
Аскольд. Ещё как начну.
Антон. Вот, вот именно поэтому я и не скажу ничего, ни слова, ни слова о ней даже под страхом смертной казни. Я лучше выпью всю бутылку вина, чем расскажу Вам её имя.
Алексей. А не дочь ли это княгини Л.
Антон. (Краснея на глазах.) И вовсе нет, о ней я речи не веду. Она, она всего лишь… друг, мой добрый друг.
Жорж. Однако прав был Алексей, она, она друзья мои пленила сердце нашего пылкого Антона. Как же её звали, Аглафера? Нет, Варвара, Варя, то же нет.
Аскольд. Дульсинея.
Август. Точно, она.
Алексей. Сомнения быть не может.
Жорж. Да, это именно то имя.
Антон. (Ужасно обиженный, вскакивает с места кричит.) Ольга. (Тут же закрывает себе рот рукой. Поражённый тем, что сказал это, медленно опускается обратно вкресло.)
Аскольд. ( Под хохот других) Вино сейчас будем пить или чуть позже?
Жорж. Значит Ольга. Я слышал, о том, что она сегодня будет на вечере.
Антон. Как? Я…Господа, я не иду.
Август. Отчего же?
Антон. Я не готов, я сегодня плохо спал ночью, у меня ужасный вид, и я, я право не могу быть сегодня там.
Жорж. Полноте, Антон, нести подобную чушь. Вы едва знакомы, она должно быть, даже не вспомнит твоего имени.
Антон. А вот и вспомнит, ручаюсь вам, вспомнит.
Слышится треск, все оборачиваются на звук и видят, как Август раздавил рукой фужер, который держал в руках. Раскрыв ладонь, видно как меленькие осколки впились в кожу, по руке медленно стекает струйка крови. Наступает тишина.
Август. Верно, говорят - вино ранит.
Алексей уходит из  комнаты, а затем возвращается с пинцетом и полотенцем, ещё одной бутылкой вина, а так же с железной кружкой. Под всеобщий хохот вручает её Августу.
Алексей: Уж если, Август ты раздавишь и эту кружку, то придётся тебе пить из горла.
Жорж откупоривает новую бутылку вина и наполняет бокалы. Август вытаскивает кусочки стекла пинцетом, а Алексей возвращается в своё кресло.







 


Рецензии