Разговоры в гардеробе центра йоги

                                           Вход разрешен только в сменной обуви

       – Не могу не выразить своего восхищения! Вы выглядите потрясающе! – вдохновенно воскликнули лакированные мужские туфли, повернувшись к кожаным женским ботильонам на тоненьких длинных каблуках.
       – Не в наших правилах говорить колкости, но у вас усталый вид, – ответили ботильоны.
Лакированные мужские туфли тяжело вздохнули.
       – Мой хозяин вчера изо всех сил удирал от разъяренного мужа... Как мы не рассыпались по дороге?!
       – А почему бы не брать с собой кроссовки или мокасины? – спросили ботильоны.
Лакированные мужские туфли засмеялись, высунув язычки и пошевелив шнурками:
       – В большом портфеле-дипломате вместе с бутылкой шампанского и коробкой конфет? Можно себе представить!
Ботильоны встрепенулись, кого-то разглядывая.
       – Кажется, мы вас где-то уже видели… определенно, – обратились они к синим кожаным  кроссовкам.
       – Может быть, но лучше вам держать язычок за шнуровкой, – слегка выгнув подошвы и потягиваясь, промолвили кроссовки.
       – Конечно, в банке, на пересечении улиц… нам еще показалось странным поведение вашего хозяина. Он незаметно разглядывал помещение…
       Потертые замшевые мужские туфли со стоптанными каблуками заметно оживились, услышав про банк. Поглядывая на синие кроссовки, они громко произнесли:
       – Вот как! А у моего хозяина там кругленькая сумма!
       – По вам этого не скажешь,  – произнесли синие кожаные кроссовки, позевывая и презрительно глядя на замшевые туфли.  – Что это? Жадность или маскировка?
       – Глупость! – вмешались в разговор мужские лакированные туфли и обратились к ботильонам. – Что вы думаете о тех кричащих высоких сапогах выше колен со шнуровкой?
       – Обувь многое может поведать об их владелице, – со значением произнесли ботильоны.
      Высокие сапоги выше колен со шнуровкой чуть вздрогнули, их шнурки начали медленно распутываться и зловеще сворачиваться в лассо.
      – Не стоит продолжать, иначе вы окажитесь не на полке для обуви, а лежащими на холодном полу, – посоветовали ботильонам остроносые женские туфли на тончайшей высокой шпильке.   
      Несколько минут прошло без разговоров, пока молчание не было нарушено.
      – Милочки, ваша хозяйка одета явно не по сезону, – обратились к остроносым женским туфлям золотистые слипоны из искусственной лаковой кожи. – Однако понятно: вас привезли на автомобиле. Как приятно жить с комфортом!
       Остроносые женские туфли промолчали, но слипоны, глядя на высокую шпильку, не унимались.
      – У вашей хозяйки невысокий рост или ножки коротковаты?
      – В сущности, все мы здесь либо подчеркиваем достоинства внешности наших хозяев, либо скрываем ее недостатки! – философски заметили  остроносые женские туфли на тончайшей шпильке.   
       Лакированные мужские туфли опасливо покосились на своих соседей – огромные тяжеловесные мужские сапоги на платформе с заклепками и пряжками. Чуть далее возвышались столь же мощные ботинки с поднятыми кверху носами. Боязливо озираясь и сверкая лаком, мужские туфли чуть слышно прошептали изящным женским туфелькам на танкетке:
       – Вас не пугает соседство с этими громилами? Стоит им сделать одно движение, вся обувь немедленно полетит с полки.
       – Нисколько…  Кстати,  их хозяевам тоже необходима душевная гармония...  А почему вы говорите шепотом? У этих великанов плохо со слухом из-за оглушительного рева мотоциклов и привычки их хозяев на всю катушку врубать музыку.
        Рядом с мужскими лакированными туфлями зашевелились замшевые сандалии, обозревая своих соседей по полке. Немного выгнув подошвы и томно потягиваясь, они вкрадчиво проговорили:
       – Как можно умело скрыть свой возраст!
       Замшевые сандалии выразительно посмотрели на тупоносые осенние женские туфли коричневого цвета на низком каблуке с новыми набойками.
       – Это силикон или глубокая пропитка? 
       – Всего лишь бесцветный крем! – огрызнулись осенние туфли.
       – Действительно? В это трудно поверить.
       Тупоносые женские туфли коричневого цвета нервно застучали каблуками и недоброжелательно произнесли:
       – Не забывайтесь! Мы сделаны из крокодиловой кожи!
       Замшевые сандалии, прикрывая зевоту ремешками, вздохнули:
       – Нам не хватает душевного равновесия! Как и нашим хозяевам!
       – Будет вам переругиваться, – миролюбиво сказали мужские классические ботинки. – Мой хозяин, военный в отставке, всегда в хорошем настроении… Не представляю, что ему здесь делать.
       – А… теперь я понимаю, почему у вас так странно стерты каблуки – от его привычки звонко ими щелкать, – вмешались в разговор  черные топсайдеры на толстой белой подошве. – Мой хозяин принципиально не носит такую обувь, чтобы ни перед кем не прогибаться. 
        – Причем здесь мы? Дело в хозяине! – стали оправдываться мужские классические ботинки.
        – Нам явно не хватает толерантности, – с некоторым пафосом произнесли элегантные женские сапоги-ботфорты, декорированные изящным ремешком и пряжкой.
        Несколько старых, скособоченных пар кроссовок, лежащих на самой нижней полке, в один голос завопили:
        – Легко рассуждать с позиций высокой моды! Нам не светит почувствовать ослепительный паркет гостиных на светских приемах… Лестница черного входа, грунтовая дорожка в парке… Нас не будут бережно гладить бархатной тряпочкой до блеска.
         – Как бы вы ни прибеднялись, ваш хозяин в состоянии купить для вас  дезодорант, – фыркнув, парировали  элегантные женские сапоги-ботфорты.
         – Ужасно все это слушать, – возмутились ботильоны... Они посмотрели на нижнюю полку. – Простите,  у вашей компании такой необычный вид! Вы кто, ортопедки?
         – Вот деревня, мы – дутики и луноходы!
         – Нет, это просто невыносимо! – воскликнули демисезонные женские ботинки на молнии из искусственной кожи и прочного текстиля. – Скорей бы зима! Чтобы не выслушивать все эти грубости!
          На пару минут в гардеробе воцарилась тишина.
         – Простите, а не вы ли месяц назад наступили на нас в метро? – обратились эффектные остроносые туфли-лодочки на высоком каблуке, украшенные металлическими люверсами, к мужским лоферам из натуральной кожи с тиснением под кожу рептилии.
         – Все верно.
         – Тогда мы ждем извинений!
         – Но ведь это был не промах, а галантный знак. Ваша хозяйка просто отвыкла от мужского внимания… Вот что бывает, когда думаешь только о работе... Кстати, мы немного завидуем вам. Ваша хозяюшка такая легкая, воздушная, а нам приходится выдерживать стокилограммового сатрапа. Поэтому и знак внимания получился слишком убедительным.
         – Черт побери, о чем идет речь! – возмутились весьма поношенные трекинговые ботинки. Ваши бы проблемы моему хозяину! Что вы знаете о жизни? Вы попробуйте целый день побегать, высунув язык! Кредиторы, дебиторы, налоговая, инфляция, скачки арендной платы! Что чувствует человек, который видит, что покупателей словно воротит от его товара? Несчастный брак, жалкая участь подкаблучника, неблагодарные дети, тотальное невезение – он обязательно наступит на единственный гвоздь, лежащий в радиусе километра. Хорошо еще, что у нас толстая подошва.   
         Эта вдохновенная речь никого не оставила равнодушной. Поднялся настоящий гвалт. Все, казалось, говорили одновременно. Но в этом нестройном хоре выделился тонкий голос, заставивший всех замолчать. Забытые в гардеробе кем-то после занятий изящные балетки затянули мантру любви и нежности... Лакированные мужские туфли снова порадовали комплиментом женские ботильоны, лоферы из натуральной кожи с тиснением под кожу рептилии на этот раз с нежностью прикоснулись к эффектным остроносым туфлям-лодочкам, а высокие сапоги выше колен со шнуровкой загадочно улыбнулись черным топсайдерам на толстой белой подошве...
         В гардеробе возникла атмосфера полнейшей гармонии. 


Рецензии