Вазорайн. Часть 1. Глава 4. Неожиданная встреча

Открыв глаза и поднявшись, Сум попытался вспомнить, что с ним произошло. Он снова взглянул на не отрывающуюся книгу, первую в ряде буквы «А». Теперь было ясно, что это не книга вовсе, а механизм, приводящий что-то в действие. Что именно он приводил в действие, было понятно только после того, как мальчик вышел на воздух. Тут-то он не на шутку испугался, осознав, что находится над землей. Громадный месяц снова взлетел ввысь и унес с собой Рутжада. Где же были фокусник, и остальные маги было не ясно. Возможно, Сум включил рычаг, золотой корабль начал подниматься, стряхивая с себя всех находящихся на нем, и только один мальчик остался, так как был в золотом строении. Существовал лишь один способ добраться до устойчивой почвы – прыгнуть с корабля, но способ этот точно бы не увенчался успехом, поэтому автоматически отпал. Сума беспокоил вопрос – сколько он «спал», ведь когда он спустился в чулан – было около полудня, а тут солнце уже заходило за горизонт. Значит, сон его продлился не меньше пяти часов, и если месяц стал двигаться (а он явно стал двигаться), то Рутжад отдалился от Бокана на приличное расстояние. Да какое там приличное?! Под ним было море. Это означало одно – корабль отдалился и от всей Талларии. Но хватит бояться, нужно собраться и поразмыслить, что может быть в будущем. Вопросов появилось много – чем питаться, куда отправляется громадина...
Еда вроде была, но вот куда движется остров – было не ясно. Хотя, из всего можно было сделать вывод, что месяц находится над Перескальным морем, и все время парит на запад. Нужно исследовать этот странный золотой город более углубленно. Подобно предыдущему Рутжад зашел во все дома с надеждой, что что-нибудь отыщет, например, рычаг, который вернет его обратно в Бокан. Почти во всех поместьях он находил этот странный механизм, но тот не действовал при включении. И вот, наконец, Сум нашел действующий механизм. Сначала было не понятно, что он активировал – после нажатия что-то треснуло на улице, причем очень сильно. Открылся вход в золотой замок.
«Отлично, хоть какой-то прогресс» – подумал Рутжад. Он адаптировался к ситуации, оценил ее, хоть это было и заоблачной, действительно заоблачной задачей!
Замочек с больших ворот просто слетел, и дверь можно было открыть. У входа стояли две сваи, похожие на грифонов. И все, абсолютно все на месяце было из золота. Если бы сейчас был день, то золотые отблески ослепляли глаза.
Зажглось множество уличных фонарей, зажглось множество звезд. Интересно так же было и то, что все дорожки светились – вот почему ночью казалось, что летящий вдали город – это звезда. Не боясь ничего, Сум преступил порог дворца – слов бы не хватило описать его красоту изнутри, он был будто живой. Везде стояли клумбы с жардаровыми кустами, все пронизывали яркие тона. В главном зале танцевали дамы со своими рыцарями разнообразные вальсы – плод фантазий Рутжада. Такая атмосфера сулила всякими волшебными миражами, и Сум вовсе забыл обо всем, ведь это чувство не сравнялось бы ни с каким другим – чувство гармонии в теле и разуме. Рутжад начал представлять дальше: прекрасная музыка обволакивала танцующих на балу господ, словно шелк. Здесь были рыцарь очень высоких чинов, паладины, герцоги, а так же фрейлины и графини. Посередине зала располагались столы со всякой едой, люди пировали на славу. В троне сидел король и хлопал в такт музыки – всем было весело, радостно. Шут тоже пытался танцевать, но потом, перепив немного, очутился дремлющим под скамьей, а барин, сидевший на той скамье, закинул наспящего ноги и готовился ко сну (состояние его было ничуть не хуже, чем у шута).
«Что за странные иллюзии? – подумал Сум, – да этот палац зачарован! Вроде здесь никого нет, но почему я так отчетливо вижу этот пир? Неужели я сплю?»
Потом мальчик подошел к одной и танцующих пар и решил дотронуться до платья дамы. Оно оказалось вполне осязаемым! Юноша передернулся, а прекрасная дама не обратила на него никакого внимания. Рутжада каким-то образом никто не видел, хотя он выделялся из всех своей простой одеждой. Сейчас он решил собраться и не просто дотронуться до платья, а обратить на себя внимание присутствующих, взяв одну из фрейлин за руку и не отпускать ее, чтоб его наверняка увидели.
Едва он хотел это сделать, как его рука прошла сквозь руку фрейлины и она внезапно пропала. Пропали все. Остался только Сум и длинный, пустой, заполненный светом ламп зал. И как тогда объяснить случившееся? Такой мираж можно было бы понять, если бы он произошел у человека, давно не контактирующего с другими людьми, а Рутжад пробыл в одиночестве и полной тишине всего около трех часов – это не три или семь лет. Ему ничего не оставалось, кроме как расхаживать по залу, всматриваясь в каждый угол, ища там хоть какое-то живое существо. Вдруг раздался отчетливый голос:
– Добро пожаловать в мою скромную обитель. Надеюсь, я не испугал вас?
Сум развернулся, и отпрыгнул от ужаса – перед собой он увидел скелет в доспехах, который начал говорить с мальчиком так просто и непринужденно, будто был его давним другом:
– О, Святой Бдамн, я же забыл опустить забрало. Извиняюсь за свою внешность, – С этими словами скелет опустил наличник, и принялся дальше говорить с парнем, который точно проглотил язык, – Верно, вам будет интересно узнать – что это за место и куда мы отправляемся. Мне было бы с вами приятно познакомиться, мое имя Увронран Бесстрашный, но мне хотелось бы так же узнать, каким образом вы попали сюда?
Какова же была реакция Сум-Рутжада? Нет, он не стал падать в обморок, и не представлял, что спит. Да, вначале он испугался, но все-таки и ему самому нужно было ответить на вскипевшие вопросы в голове, тем более, чего ему дальше бояться, если он видел лица темных эндельгейзеров, физиономии которых в десять раз страшнее всяких черепов. Поэтому он вступил в диалог. Увронран, как звали одного из рыцарей Сваффара, предложил Суму присесть и послушать всю речь от начала до конца:
– Итак, я понимаю тебя, ведь обстановка, в которой ты находишься, сейчас не совсем обычна. Но ты сам избрал свой путь, взойдя на «Вазорайн», и зайдя в этот замок. Я сначала вообще не понял, почему этот город так рано поднялся в небо. Что ж, попытаюсь объяснить тебе, где ты, и что это.
– Что случилось с твоим телом? – спросил Сум.
– Доколе вечному стражу терпеть свои мучения? Доколе стяжать судьбу хранителя, тяжкую ношу, выпадающую самому выносливому, но самому уставшему? Видишь ли, я так долго ни с кем не говорил, что просто не могу не молвить в этих высокопарных изречениях. Мне было так одиноко, что я создал иллюзии людей.
– Погоди, это те, которые я видел?
– Да. Интересно же ты схватил одну фрейлину за платье, а она раз, и нету. Печаль держала меня долгие века. Ты же скрасил мою печаль. Тяжело смеяться, когда на лице нет для этого мышц.
– Смех бы твой выглядел устрашающе. Если б я увидел смеющегося скелета, то первым же попавшимся под руку оружием снес бы его череп.
– А ты меня уже не боишься, это хорошо. Но все-таки скажи мне – как ты умудрился взобраться на город, притом активировать репульсор? Такой любознательности я конечно поражаюсь...
– Вообще-то я маг, и собирался поступить в Магистэриюс, как тут твой месяц перевернул все с ног на голову! Все сбежались на него посмотреть! Ты до сих пор не ответил, что с твоим телом.
Рыцарь немного опустил голову, видимо не хотел рассказывать что-то, но переборов себя, решил, что не помешает излить душу. Он начал говорить за Сваффара и Вазорайн – как раз этот самый месяц. Когда-то этот паладин был бравым бойцом, в его жилах текла кровь, с ним не могли сравняться никакие другие молодцы, поэтому его избрал Сваф, чтоб охранять как раз ту, ту, и еще раз ту самую черную книгу, в которой сокрыта вся боевая магия! Родоначальник волшебства наложил на рыцаря особые чары, не дающие ему умирать, тем не менее, они не способны сохранять его молодость, поэтому он и превратился в почти безжизненный скелет, скрипящий своими высохшими костями и ржавыми доспехами (они были не из золота).
Мальчик выслушал, задал вопрос:
– Так это ты охраняешь черную книгу?! – Лицо Сума преображалось каждую долю секунды – то съеживалось, то распрямлялось, – У... Меня к тебе есть... Просьба. Может, покажешь мне ее?
– Хмф, что?
Сум понял, что второстепенно задавать этот вопрос больше не стоит, так как каким же образом он может попросить то, что так скрупулезно охранялось верным рыцарем долгие века?
– Тогда могу ли я выбраться отсюда? Можешь сделать так, чтобы этот корабль присел где-нибудь, и я сошел с него?
В ответ Увронран покачал головой и произнес такие речи:
– Вот и пришли мы к самому неприятному. В том дело, что следующая остановка будет через полмесяца, и то, не в Ванваре, а на совершенно другом, наверно незнакомом тебе континенте.
– Неужели нельзя никак вернуть месяц обратно?! И как я тогда попаду домой?! В родные места?! Неужели здесь нет какого-то механизма, подобного тому, который поднял Вазорайн ввысь?!
– К сожалению, для тебя, такого «руля» нет, месяц управляется магией, наложенной Свафом долгие поколения назад. У меня есть график, сейчас, – рыцарь достал из своей сумки изодранный, видно очень древний листок, на котором был начертан план посадок Вазорайна, – тут четко отмечено – 25 число пентида 42 года Эры Мороза – следующее приземление. А сегодня 22 число гептида Эры Мороза, то есть следующая посадка примерно через месяц.
Сум покосил глаза влево, потом в пол, поднял их к потолку и в недоумении обратился к Увронрану со словами:
– Что мне делать?!
– Что делать? Даже не знаю, – отвечал рыцарь, – Если хочешь, здесь неподалеку через три комнаты есть библиотека – можешь осмотреть ее. Да, и, кстати, не ходи в подвал замка.
– Почему же?
– Слышал когда-нибудь о существе под именем Дарун? Его еще называют Дарио Золотая Чешуя. Надеюсь, ты понял.
– Погоди, в подвале дворца находится Дарун? А ты говорил, что сидишь здесь сам, и некому с тобой разговаривать.
– Дарун – это не тот собеседник. Да и вообще, мы с ним в ссоре с давних пор. Если он увидит кого-то чужого, сразу убьет, так что не ходи в подвал, если хочешь жить.
– Я никогда не видел Даруна, опиши его.
– Тут описывать недолго – ужасное существо, похожее на грифона с длиннющим хвостом и зубами размером с мой меч каждый. Когда была война, видел я его в действии – сущая машина смерти.
– Дальше рассказывать не стоит. А зачем Вазорайн присел возле Магистэриюса? (Ведь именно из-за этого произошла данная ситуация.)
– Если ты маг, то должен понимать, что в Магистэриюсе находится очень мощный источник магии...
– Озеро?
– Не только, – утвердил рыцарь, – Ты же не видел меня, как я набирал там воду, а значит, меня там не было. Озеро – это лишь одна ветвь, идущая из главного центра магической силы, который находится под самой постройкой и площадью Магистэриюса. Пока я был под зданием, ты и другие люди, видимо, взошли на месяц. Потом я так же ступил на него с другой стороны, чтоб вы не видели меня. Я хотел включить репульсор первый, чтобы стряхнуть всех с Вазорайна, но ты обогнал меня.
– Если бы я только знал...– печально произнес Сум.
Рыцарь около восьмисот лет летает вместе с золотым городом и охраняет книгу Сваффара. Через каждые двадцать лет корабль приседает и набирается силы от волшебных источников. Делает он это тайно, но видимо их энергии ему перестало хватать, и он решил набраться ее из сильнейшего источника – дворца Свафа. Шестьсот лет в долгом одиночестве – долго это или мало? За это время Увронран мог превратиться в безумного скелета, которых в Имвинге зовут просто нежитью. Но он сдержал себя, и благодаря иллюзиям людей и своей фантазии продержался этот большой период. Теперь его одиночество пропало, хотя оставалась проблема – мальчик не бессмертен, и через определенные года превратится в старика. Кто же еще поговорит с Увронраном после? И сколько ему еще охранять книгу? Тут он кое-что вспомнил, достал небольшой, подтертый, из кожи оленя свиток с завещанием Свафа, которое тот отдал рыцарю вместе с книгой. Там говорилось так:

Юный Увронранис! Помни обещанье, что ты мне дал. Не предай своих добрых дел и моих скромных надежд. Если время изничтожит твое тело, то достань этот свиток и прочитай снова, как сейчас. Пусть он напомнит тебе мои слова.
Вполне ясно, что твой, предстоящий тебе бесконечный режим караула книги каждый божий день не может продолжаться вечно, ведь я обещал тебе, что ты уйдешь на покой, а книга попадет в новые руки. Как тебе известно – военное дело в крови у людей, и его может обуздать лишь магия. Но так я думал не всегда. Оказалось, волшебство имеет и негативную сторону. Так было потому, что книга моя «находилась» в головах множества людей. Теперь же она должна лежать в одной голове. Помнишь нашу миссию? Помни ее всегда. Посему и говорю тебе – ты отдашь книгу тому, кого сочтешь достойным. В пророчестве я видел лишь, что это не разбойник, или какой другой злоумышленник. От меня этот тобою избранный должен будет пройти испытание, которое покажет – мудр, или глуп. Если окажется мудр – отдашь книгу, и считай, служба твоя окончена, а значит, тебе нужно будет воскресить меня, чтоб я посмотрел на своего преемника, оценил еще один раз. Если таковой окажется глуп – убей его мечом своим и продолжай вести дозор за фолиантом до тех пор, пока новый искатель приключений не забредет в палац. Надеюсь, ты помнишь, что в моей библиотеке, в сейфе находится куб-головоломка, который – и есть само испытание. Разрешаю тебе вести поиски преемника только на территории Талларии. А там... Вся судьба человечества будет в его руках. Ему придется решить – достоин ли мир спасения или обречен на уничтожение. Благословляю тебя, Увронранис.
Сваффар I Эктостарх

– Как же я мог забыть данные стариком слова? Видно, весь мой мозг сгнил до костей, – Увронран посмотрел на свою руку, потрогал свой череп, – И правда, до костей... Ах, как же долго я сидел здесь. Я ведь изначально спускался с Вазорайна, чтобы найти этого «достойного преемника», заодно и восполнить магию месяца. Наверное, магические потоки Магистэриюса сбили мои мысли, и я забыл первое свое дело. Вот не помню еще одного – что это за куб–головоломка? Впрочем, об этом завтра, а то этот искатель приключений... Эй! Как там тебя?
Сум удачно расположился на скамье и уже дремал, так как был довольно поздний час. Ему привиделся такой крепкий сон, что он заговорил:
– Представляешь, Вэйтас, мне приснился такой странный сон, будто я сейчас находился в золотом величавом дворце, меня встретил скелет, и оказывается, у него есть черная книга...
– О! Книга у этого скелета такая имеется, сон твой тебе не врет. – ответил на сонные бредни Сума рыцарь.
Рутжад резко вскочил и свалился со своего ложа. Опомнившись, он был в таком изумлении, будто небо свалилось ему на плечи.
Увронран решил дать мальчику более достойную кровать. Во дворце было свыше пятидесяти спален – выбор не скупился. Он бы охотно и сам лег спать, но наложенные на него чары не позволяли ему уснуть – рыцарь восемьсот лет провел в полном бодрствовании. Жизнь бедолаги проходила и состояла лишь из того, чтобы ходить взад–вперед палаца всегда начеку, хотя на это жаловаться паладин вовсе не собирался, принимая свою работу за должное. Когда Рутжад наконец уснул, древний страж направился в библиотеку – разыскать головоломку Сваффара. Честно говоря, он сам ни разу не видел ее, и предполагать не мог – что это за испытание уготовано ему.
Библиотека золотого города была поразительна. О ней мог мечтать любой книжный заядлый коллекционер, всю жизнь потративший на поиски знаменитых писаний. Книги были размещены в ней не в стандарт обычной библиотеке, где все лежит по алфавиту. Там же все фолианты стояли по жанрам, авторам и размерам – на высоких полках находились небольшие – по четыреста страниц, на низких количество страниц в переплете достигало трех тысяч. Половина писаний повествовали о магии, в других хранились различные баллады, летописи, даже поэмы. В основании одного из книжных шкафов находился приколоченный ящик в виде сейфа – там рыцарь и нашел записную тетрадку и куб–головоломку. Эта головоломка не встретилась бы ни в каком другом месте, как не здесь. На ней располагалось много маленьких шестеренок, облепляющих механизм. В центре имелось полое свободное место, где могло что-то лежать – а именно ключ от двери, ведущей прямиком к черной книге в подвале, которую охранял Дарун. В зависимости от размещения шестеренок куб открывался. Нужно было только знать, как должны быть повернуты все шестерни. Весь механизм был сложен и слажен настолько, что ушло бы и пять лет на его рас кодировку, если не больше. Его создатель – один из лучших друзей Свафа – Фабула Гвензен, который был в свое время выдающимся ученым–изобретателем и членом ордена легендарного короля. Увронран внимательно осмотрел куб снова, прокрутив в голове записку древнего епископа, пойдя снова караулить на свой пост.
Месяц до сих пор летел над океаном, и внизу показался свет от какого то судна. Интересно, могли бы находящиеся на нем моряки предположить, что видимая ими звезда является парящим на золотом месяце городе? Конечно, ни один из них не думал насчет этого. Во дворце на самом верхнем этаже имелось что-то вроде телескопа, наверное, принадлежавшего какому-то звездочету, и с его помощью можно было бы разглядеть этот одинокий корабль... Внезапно взор на судно закрыли пышные штормовые тучи, пришедшие с запада. На корабль начала обрушиваться гроза и все остальные невзгоды, случающиеся во время урагана. Да, это был ураган, двигающийся к берегам Сканора, который обычно называли «сканорским ветришкой». Почему именно это название было выбрано? На это есть ответ. Дело в том, что ураган этот не в пример прочим терял свою силу по приближению к бухте, оставляя берег не тронутым. Особенно яростной стихия проявляла себя в Перескальном море, затем утихая. Со временем шторм ушел на восток, а рыцарю Сваффара не осталось ничего, кроме как печально смотреть на месяц (и тот, на котором он стоял, и тот, который освещал землю ночью), читать молитвы за несчастных моряков, попавших в сердце урагана.
На следующее утро Рутжад проснулся от солнечного луча, осветившего его спокойное лицо. Мальчик так крепко спал, что за ночь ему не приснилось ни единого сна, не послышалось ни единого намека за прошедший шторм. Он встал, оделся и отправился в тронный зал, где его уже поджидал Увронран с предстоящим испытанием, о котором юноша не мог предполагать.
– Доброе утро. Как странно, я до сих пор не знаю твоего имени, иначе б приветствовал тебя в полной форме.
– Что значит «в полной форме»? – спросил Сум.
– Ну например, ты бы обратился ко мне – «доброе утро, Увронран», если бы говорил в полной форме.
– А нельзя просто сказать – доброе утро, как приветствуют обычно?
– Так не принято у рыцарей ордена Сваффара. Мы общаемся друг с другом, искренне уважая наши законы и традиции, так как же твое...
– Сум-Рутжад.
– Доброе утро, Сум-Рутжад. Надеюсь, дворец тебе понравился, и ты хорошо выспался. Сейчас мы поедим, а потом я покажу тебе кое-что.
Как уже говорилось, столы были зачарованы таким образом, чтобы на них всегда стояла свежая еда и напитки, которые самостоятельно обновлялись при потреблении. Конечно, это не говорит о том, что яства были бесконечны – им был предел – магия обращала воздух в еду, то есть, волшебство переворачивало материю таким невообразимым образом, что азот, кислород и другие газы трансформировались в пищу. Но если окружающий воздух сильно разряжался (что происходило нередко на высоте в девять километров над землей) – магия так же оканчивала свое действие, поэтому паладин всегда держал окна открытыми (которые тоже были волшебными, и сгущали воздух, создавая необходимое давление).
Сум проглотил всю похлебку и в ожидании уставился на опущенное забрало Увронрана, который специально скрыл свой череп от взора мальчика, нехотя пугать его своим видом. Паладин достал головоломку с инструкцией к механизму, и, передавая ее мальчику, сказал:
– Вот задание, вот инструкция, решай. Решишь, и черная книга твоя.
– Ч-что? Какая книга?!
– Книга Сваффара с черной магией. Мой король лично завещал мне это, и приказал, чтоб я распорядился этой штуковиной по своему усмотрению, то есть отдал тебе, чтобы ты, в свою очередь, открыл это и достал содержимое, которое должно привести тебя к фолианту.
Рутжад попросил рыцаря оставить его наедине, а когда тот ушел, начал жадно вчитываться в инструкцию, запоминая ту наизусть. За этим он взял куб и крутил его в руках, как ошпаренный, впрочем, реакции его удивляться не стоит, ведь он пришел к поставленной цели со скоростью кометы.
Было и есть много путешественников, охотящихся за темными знаниями, но лишь Энтоплеску фортуна указала дорогу, причем какую! Не будь этого летающего месяца, книга навечно затерялась бы в пространстве, невыносимо огромном континууме. В лице Рутжада проявлялось столько чувств: радость, стремление, с концентрированность, даже немного дерзости, в придачу к тому, он решительно не обращал внимания ни на что, кроме головоломки, и походил на безумного ученого, огородившегося от мира, заключенного в свою коморку исключительно ради того, чтобы решить сложнейшую теорему, или создать изобретение.
Итак, разгадывание началось – сначала одна, потом другая шестеренки были поставлены в правильное положение, затем еще одна, и еще... Вот почти механизм хотел открыться, как один из трансляторов задержал шестеренку на месте, и та перестала двигаться. В том и была вся сложность – сначала все кажется правильным, а в самом конце оказывается, что ни одна шестерня не стоит на своем настоящем месте. Сколько же нужно неудачных попыток? Какой шифр имеет эта головоломка? При правильном положении маленьких шестеренок, большая (в конце) должна прокрутиться один раз – тогда куб развалится. Но в завершении каждой «правильной» последовательности большая шестерня заедала – ее удерживал транслятор, и все начиналось сначала. Помимо того было важнос какой первой шестеренки нужно начать и какую предпоследнюю прокрутить. Так и взяло начало разгадывание Сум-Рутжада. Теперь парень днями и ночами сидел у механизма, пытаясь внять его логике. Иногда рыцарь отвлекал его, чтоб юноша не умер с голоду от своих посиделок. Они говорили на разные темы – Увронран спрашивал – как сейчас кипит жизнь в Ванваре, кто сейчас правит Талларией. Сум расспрашивал паладина о магии.
Кстати, нашему читателю будет интересно знать, кто же сейчас правит Талларией, ведь об этом доселе не было ни единого слова.
В наши дни «вероломной страной» управляет флегматичный король под закадычным и оправдывающим самого себя именем – Мионор II Усталый. Назвали его так из-за физиономии, постоянно излучающей изнеможение и равнодушие. Такой характер конечно не совсем присущ настоящему королю, и, в конце концов, равнодушие Мионора к сложившейся ситуации – вражде между каждым городом страны в борьбе за власть над территорией сыграло свою роль в любви к правителю, и развитии событий. Однажды Усталого захотели отравить, поднесли стакан с ядом к его кровати. Как только заговорщики ушли, Мионор заснул, забыв о том, что стакан стоит на ложе, и разлил его содержимое, таким образом, спася свою жизнь. Был даже такой момент, когда короля хотели убить пушечным выстрелом! Все было рассчитано – траектория полета, где будет находиться в тот момент жертва... Только вот никто не мог предположить, что во время самого выстрела у короля каким-то чудным образом сильно зачешется пятка, и он естественно пригнется, пропустив над собой железное ядро, способное снести мощную каменную стену какого-нибудь внушительных размеров здания. И как ни странно, Мионор II Усталый правит до сих пор и в правлении своем ни задоринки не замечает. В придачу к тому он является одним из членов Интернационального Совета Ванвара, что дает ему не менее громкую, как физическую, так и религиозную власть, и со временем у его врагов от бессмысленных попыток образовалось такое же уставшее, как у него лицо. Предатели, недолго колеблясь, вновь приняли устоявшиеся интересы короля, хоть это не избавило их от общей вражды. Как было сказано, Мионор был спокойнее бревна, но в тот же момент требователен к своим подчиненным, как тиран (возможно, этот аспект так же повлиял на отношение народа к правителю). Были и хорошие стороны этого человека, правда, проявлялись они только по отношению к своей дочери, принцессе Дилате, и окружающим его дворянам в качестве разгульных пиров или приглашений на рыцарские турниры. О турнирах король отзывался не скудно – сам, будучи свободным рыцарем, выезжал на поле боя в своем полном вооружении, становясь действительно опасным по отношению к противостоящим ему храбрецам. Наперед все думали, что повалят Усталого на землю первым ударом копья (из-за его ленивости), а когда битва разгоралась, рыцари то и дело ломали свои ратовища о толстую панцирную броню и увесистый щит Мионора, отправляясь с помощью отдачи на каменистую почву.
Так же король Талларии сделал все возможное для союза с Эллантой, и в 46-м году Эры Мороза был заключен Мьюбский альянс – единственный существующий с Талларией альянс, основанный первым после нескольких веков с распада Ванвара на независимые государства. Имвинг, как главный конкурент, обратил на это внимание, так же решил создать неудачный союз с Саисапой, которая требовала слишком много ресурсов, поэтому альянс распался через год после основания. Время шло, Таллария начинала заново набирать прежние обороты в торговле, вооружении и прочим государственным достоинствам.

Глава 5: http://www.proza.ru/2016/09/25/271

(Глоссарий по первой части: http://www.proza.ru/2016/09/25/292)


Рецензии