Вазорайн. Часть 1. Глава 13. Отдача

– Принцесса Дилата, – на последнем дыхании произнес юноша. Эти слова заставили девушку повернуться, после чего она была в ступоре – перед ней стоял окровавленный человек с улыбкой. – Простите, что так долго, – Оэн посмотрел принцессе в глаза – они такие большие, то ли от испуга, то ли от радости, но какие же красивые! Что это за счастливое чувство?
 – Бе-ги, – по слогам прошептал Оэн, замертво упав от потери крови.
В этот момент в камеру попал лучик солнца, осветивший серые стены и ржавые кандалы, цепи, решетки. Принцесса, подергиваясь, встала, резко повернулась к замотанному в цепи заключенному, потом перевела взор на упавшего юношу – кто он? Почему он так счастливо лежал, будто сделал то, что хотел всю свою жизнь? Будто он увидел что-то неестественно прекрасное?
– Чего же ты стоишь? Беги, – печально сказал заключенный.
– А как же он? – остановилась девушка.
– Ты хочешь его спасти? Лучше беги, не теряй времени.
– Помоги! Ты можешь помочь? Что с ним? Он умер?
– Он пожертвовал своей жизнью ради твоего спасения, не теряй драгоценные минуты, иначе сюда вновь может зайти тот герцог!
– Я не могу, – отрезала Дилата, – не могу уйти! Кто он?! Помоги ему! Как наследница государственного трона, я приказываю тебе помочь!
– Кто сказал, что ты до сих пор наследница, девочка? И кто сказал, что ты можешь мне приказывать что либо? Знаешь, я никогда никому не подчинялся, и никто не смог сломить меня, кроме одного человека, который и заковал меня в эти кандалы. Как я могу помочь, хотя... разве что только услуга за услугу. Освободи меня, и я помогу ему. Но быстрее!
Дилата подобрала связку ключей, упавших на сырой пол возле Оэна, и подошла к соседней камере с несколькими замками, пытаясь открыть каждый из них. После двери следовали замки на цепях, которых было порядком больше. Один щелчок, другой... Так худощавый изодранный до костей заключенный освободился от своего долгого заключения. Эх, как бы сделала Дилата, если бы знала, что только что освободила Келлгардта, о котором складывалось множество легенд? Помните ли вы, что такое Культ Келлгардта, страшнейшего каннибала всех времен, который каким-то образом с помощью своих ритуалом овладел своим особенным стилем магии, отличающимся от черной магии и пограничников? С последователем Келлгардта мы уже сталкивались на старой мельнице, но с самим легендарным порожденьем ада? Как ни странно, с виду он оказался худым измученным человеком. А вообще, не стоит говорить о Келлгардте, не зная, кто он такой. Его прозвали Пожирателем. Келл родился в небольшой деревне клана Тлаверин – бравый клан, половина которого была посвящена в Орден Сваффара. Прошло время, и часть клана отделилась, навечно признав себя сваффарийцами. Остальную часть решили уничто жить (сам герцог Бокана Талах Дорн). В живых остался только маленький Келл, решивший отомстить своим обидчикам. В результате каждого своего врага он изловил и съел, как бы это ни было гадко. Но вот последователи его были обычными маньяками, да и он сам бы с радостью расправился с ними, если бы за убийства не попал в темницу. Хотели его и казнить, и на костре сжечь, но то палач болел, то погода дождливая была (а казнить его хотели в Пирфе, где дождливая погода вечно была). Так о нем забыли. Странно, но Келлгардту должно было исполниться в этом году сто сорок лет, а он все равно не старел, может от того, что съел много магов, и у него появилась способность медленно вытягивать жизненную силу у всех, находящихся возле него. Заключенный еле встал, так как,несмотря на то, что поглощал энергию вокруг, все же не мог и шагу нормального ступить.
– Дела у этого паренька совсем плохи. Да и у меня дела не лучше. Что ж, беги, принцесса, и не волнуйся о нем. Мне итак в жизни нечего больше делать, я бы и сам с радостью хотел, чтоб меня сожгли или повесили, я все сделал, что хотел.
– В смысле повесили? Кто ты?
– Это не так важно. Клянусь, я достану этого паренька из того света, ведь он твой спаситель. О, как это мило – принцесса и рыцарь! Не хотелось бы, чтобы рыцаря вдруг не стало, иначе будет некому защищать принцессу, – улыбнулся Келлгардт.
Дилата знала, что из темницы есть несколько подземных выходов, ведущих к лесу, через которые можно быстро сбежать, но вот куда только сбегать? Куда податься после удачного побега? Можно было бы попросить помощи у Магистэриюса, точно! Девушка покинула темницу, отправившись по одному из тайных ходов к Пирфийскому лесу.
В это время творившийся близ ворот хаос стал постепенно проходить. Руаил приказал рыцарям отступить как раз к лесу из-за небольших бессмысленных потерь. Вэйтас имел сильное ранение, но несмотря на это, продолжал жить, даже держался на ногах. Когда вражеский воин решил немного проколоть нашего волшебника, мистик с такой силой откинул солдата Бафаге своей магией, что тот столкнулся в полете с городской стеной и грохнулся на землю. Потом Вэйтас немного исцелил раны лечебными заклинаниями, кстати, которые он выучил из той книги, которую они с Сумом получили в качестве подарка от темных эндельгейзеров, странствуя по Анганге. Все вместе с Акрдисом отступили.
Скрывшись меж деревьев, Руаил начал расспрашивать мага:
– Что там с Оэном? Он пролез через трещину? План удался?
Вэйтас отвел печальный взгляд к земле и молчал.
– Только не говори, что с ним что-то произошло. – мотал головой гроссмейстер.
– Он пролезть пролез, но рука застряла в трещине. Этим воспользовалась одна скотина и отрубала ему руку. Далее я убил врага мощным пучком магии, как мне спину проткнули мечом, ну дальше ты знаешь. Что было с Оэном после этого всего, я не знаю, но он вроде поднялся, когда я видел его в последнее мгновение перед падением.
– Ох как все плачевно! – воскликнул Кровавое Солнце. – Как теперь я могу быть уверен, что настолько серьезно раненый юноша сможет освободить дочь короля? Это все твоя вина, Вэйтас. Нет, это моя вина – не стоило отпускать его! Он был еще совсем маленьким для этого дела.
Внезапно земля перед присутствующими немного поднялась – открылась дверь тайного хода, откуда вылезла Дилата в испачканном платье.
– Боже правый, святые угодники! – Акрдис впал в шоковое состояние.
Неожиданное появление принцессы изменило реакцию на происходящие дела. Руаил и Вэйтас объяснили ей все, а она сказала, что ее спас какой-то юноша, но не знает, что сейчас с ним – он упал неподвижно. Воспоминания о третьем заключенном будто стерлись.
– Получается, через этот ход можно запросто попасть в темницу центрального дворца, – умозаключил Акрдис, – тогда спускаемся.
– Подождите, скоро к нам должен кое-кто приехать, – остановил всех Руаил.
– Подмога? Еще несколько отрядов рыцарей Сваффара?
– Ну это конечно не рыцари, но членами ордена являются.
Поднявшись на холм, можно было заметить серое облако, двигающееся по земле от Бокана через Великую Равнину с Башней Мира – это шли маги из Магистэриюса – один из королевских гонцов посетил и Бокан. Как только в северном городе просветились происходящим, герцог призвал весь Магистэриюс на помощь столице. Вскоре маги объединились с рыцарями, таким образом, создав непобедимую армию. По силе эту армию можно было бы сравнить с армией чародеев Хсары II, которые захватили весь Ванвар. Осталось придумать план, чем занялись Вэйтас, Акрдис и Руаил, а так же главный волшебник Магистэриюса – Нхиран. Хотя такой легион и не нуждался в плане – полностью собранный Орден Сваффара мог спокойно вплотную приблизиться к Хран-Йому и надавать лещей, снося стены и здания на пути, что не осуществлялось только из жалости к зданиям. К чему ломать главные ворота, ведь это собственность королевства, а не жалкого самонадеянного Бафагийского герцога. Вообще, к чему терять время? Одни будут отвлекать лучников возле ворот, пока другие, используя открытый Дилатой тайный ход проберутся в тронный зал, где огромную толпу точно не ожидают.
Вид главного волшебника впечатлял – его мантия, абсолютно белая, с поднятым воротником сверкала на солнце. Здесь был и учитель Вэйтаса – маг заклинаний–пограничников Квартус Фолэ. Только давние друзья завидели друг друга, как мигом стали обниматься. Квартус воспитал Ованвурха, был ему чем-то на подобии отца. Это он нашел того маленького мальчика посреди поля сражения, и отнес в Магистэриюс, где Вэй прожил свои юношеские годы, затем отправившись в бесконечные странствия. Время отодвинулось назад – Квартус вспомнил своего ученика, сильного и талантливого, схватывающего все на лету. Но иллюзия прошлого длилась не долго – теперь Вэйтас видел перед собой немного поседевшего пожилого мужчину, а Квартус перед собой взрослого и молодого волшебника высшего уровня. Фолэ не мог не обратить внимание и на Линви, которая подошла к старому мастеру магии с такой добродушной и печальной улыбкой, приветствуя его– «сколько же прошло лет, старый друг?» Квартус обнял своих в прошлом учеников, вспомнив добрые времена. Акрдис издавна знал Нхирана, был его давним товарищем по службе. Только Руаил огородился от всех, чтобы продумать план до конца. И вот приготовления закончились, рыцари и маги начали строиться и входить в подземный тоннель, а несколько человек пошли снова к главным воротам, чтоб отвлекать лучников из Бафаге. Вэйтас горел только одним желанием – отомстить за Оэна. Хран-Йом сполна заплатит за бесчинства, и более всего за убийство служителя престола. Акрдис конечно же рекомендовал фокуснику остаться в лагере некоторое время, так как раны не успели затянуться как следует, но иллюзионист лечил себя на ходу своей магией.
– Ну сейчас получит этот придурок, клянусь лысиной святого Бдамна, ему не жить! – кипел во всю силу Руаил Кровавое Солнце.
Рыцари продвигались по тоннелю, достигли выхода в темницу и вдруг увидели вверху стоящего с ухмылкой воина Хран-Йома, толкающего ногой груду увесистых булыжников, сию секунду заваливших проход.
– Не та дорога. Обходите, господа! – послышалось за кучей камней, забаррикадировавших путь.
– Клянусь вам, что вашему герцогу не жить! – кричал в ответ гроссмейстер.
– Властелин вот только одел на себя новые латы, и желает опробовать их, буду вам в этом очень признателен, – продолжал смеяться солдат.
Рыцари пошли обратно, но обнаружили, что с другой стороны выход так же завален – камни породили небольшое землетрясение, от которого крепления из дерева треснули, пустив другие камни заполнить полый ход. Таким образомсваффарийцы оказались в ловушке.
Пентарк с десятком других воинов находился возле главных ворот и был единственной военной силой. Для магов такая ловушка – не проблема! Чародеи синхронно подняли руки к верху, как это сделал Вэйтас, находясь на Анганге в засыпанном лавиной доме, и сотворили заклинание отталкивания. В результате огромный массив плодородной почвы подпрыгнул и развалился возле ворот.
– Видимо оставить эти ворота в покое не получится, – Руаил вылез с другими, обнажив меч.
Внезапно главные ворота распахнулись, и выехало из них десятка два катапульт, вместе с которыми вышли отряды Хран-Йома с Тейростархом во главе.
– Да вы что, издеваетесь? – воскликнул Руаил. – Я и один могу всех вас сравнять с пылью!
Гроссмейстер достал свой излюбленный щит, решив использовать магию.
– Радуйся, сколько еще сможешь, Руаил. В этот раз все будет не так, – ответил Тейростарх.
Солдаты Бафаге стали в строй, и показался среди них и сам Хран-Йом. Его мощные новые доспехи действительно внушали тревогу – были очень тяжелыми, полностью направленными на защиту. И в левой, и в правой руке герцог держал по длинному щиту так, что из двух заслонок рождалась стена, полностью обхватывающая тело. Особый шлем с красным волшебным камнем – сама суть такой мощной защиты. Бафагийский лжекороль обратился к подданным:
– Все помнят план? Держаться около меня, атаковать в полную силу. Не зря я вручил вам булавы в руки! Разомните ими кольчуги рыцарей и не бойтесь магов – они вам ничего не сделают. Беспощадно сокрушайте всех, катапульты помогут нам.
Тут-то говорить больше нечего – сражение, определяющее дальнейшую судьбу Талларии, началось. Только рыцари тронулись с места, как Йом отдал приказ запустить камнеметы, к чему Руаил еще изначально был готов, приказав собратьям закрыться щитами. Но это помогло не всем – некоторые бедолаги отлетели от тяжелых валунов, в щепки разбив свою броню. Магический щит Руаила легко превратил в пепел пару камешков, и вместе с остальными счастливчиками ринулся на врагов. Обе стороны сошлись в ближнем бою. Рыцари с первой волновой атаки убили половину солдат Бафаге, но Хран-Йом не растерялся – его шлем ярко засветился, магическая энергия из которого устремилась к упавшим. Солдаты вмиг излечились, поднялись, продолжив атаку с новыми силами.
Волшебники Магистэриюса создали барьер, и когда солдаты вновь приблизились к рыцарям, то тут же отлетели к городской стене.
– А теперь бежим к воротам! – крикнул Руаил. – Пока мы здесь стоим, катапульты могут свободно палить по нам!
Хран-Йом мгновенно понял намерения гроссмейстера, отдав очередной приказ запустить новый залп булыжников, что подчиненные тотчас выполнили. И снова еще одна группа рыцарей упала без сознания. Волшебники скопили всю свою магию, образовав вокруг каждого из ордена Сваффара невероятный энергетический щит, который уже никакая катапульта не пробьет. Среди сражения Руаил быстро направился к Хран-Йому. Клинок гроссмейстера заискрился, как в прошлый раз. Но когда глава Ордена оказался близко к герцогу, то стал как вкопанный, увидев волшебный камень у того на шлеме.
– Неужели это тот самый адамант, который украли из гильдии Сканора?
– А ты сообразительный, Руаил. В тот раз ты использовал в нашем бою магию, а я лишь физическую силу. Настало время сравнять счет. Но не думай, что я не побеспокоился о наших искусных магах Бокана. Думаешь, я не подготовился к этому как следует? Думаешь, выведал всю информацию, пытая моего шпиона, который-то и сам толком ничего не знает?! В общем-то, я и сам не ожидал такого поворота событий, и не был готов встречать Магистэриюс в своих новых владениях, а судьба повернула иначе, став на мою сторону.
– Какую твою сторону, урод?! – вскричал Руаил, – Я разрубаю тебя на свежие куски мяса!
– Попридержи свой пыл и встречай мое новое оружие. Выходи, Залп.
Мгновеньем после из высокого окна в городской стене спрыгнул какой-то юноша в рваной одежде. Земля под ним промялась от удара.
– Оэн? – встревожился Руаил, отойдя на два шага назад.
– Залп, это враг, напавший на наше королевство! Он хочет убить меня! – обратился к юноше Хран-Йом, – все плохо, нужно действовать!
А «Залп» на нечеловеческой скорости побежал на гроссмейстера, ударив его щит локтем, от чего металл немного погнулся. Руаил был в растерянном шоке – мало того, что он не ожидал нападения Оэна, так еще больше не ожидал, что юноша сможет погнуть щит, не пострадав от зеркального волшебного отражения, которое должно было снести все вокруг.
– Оэн, успокойся! Ты шутишь?! Вэйтас успел обучить тебя такой мощной магии, и ты демонстрируешь ее мне? Я понимаю, но лучше показывай ее не на нас, а на этом ублюдке!
Вместо ответа Оэн оттолкнулся ногой от земли так, что почва разрыхлилась, сжал кулак, проткнув им зачарованный щит Кровавого Солнца. Отдача повалила главу ордена, что спровоцировало других рыцарей на атаку. Стражи Сваффара совершили напор на солдат Бафаге, в который раз убив их, и затем синхронно ударили по Хран-Йому, оказавшемуся довольно близко. Заслонки герцога не выдержали, моментально приняв форму сжатого металлического комка.
– Вы посягаете на жизнь короля?! – взревел Оэн, после чего раскидали многих рыцарей в латах по разным сторонам от ворот.
Белые маги перестали творить заклятья, в смятении предавшись раздумьям – что это за чудеса? Что за волшебство? Тем более, не было видно ни единого применения каких либо чар – «Залп» просто обладал сверхъестественной физической силой – как это объяснить?
Хран-Йом, встав, иронично улыбнулся и сказал:
– Я и подумать не мог, что в заключение у короля все это долгое время от начала правления Хсары VIII находился монстр – вампир Келлгардт. Не знаю, как у него получилось передать свою силу этому пацану, но он не ошибся с выбором, стерев всю память парнишки. Какого-то черта в темнице я не обнаружил Дилату, из-за того наверное, что она сбежала. Я вообще не знаю, как получилась вся эта каша, но печалиться не о чем. Может раньше принцесса и была главным моим козырем, но сейчас она мне безразлична, и вы все равно ничего мне не сделаете.
– Келлгардт? – оступился Руаил, – я лично сражался с ним давным–давно, ито, наше сражение проходило днем, когда он был ослаблен, да еще когда его сильно изранили. Сколько я не наносил ему ударов, он поднимался вновь и вновь, показывая свою вампирическую выносливость. Если Оэн и вправду получил силу Келлгардта, то боюсь, что нам и волшебникам Магистэриюса придется из кожи вон лезть. Значит я сделал ошибку, разрешив Оэну проникнуть в темницу – совсем забыл о том, кто еще мог находиться там.
– Получается, мы сражаемся не с Оэном, а с Келлгардтом, если он поглотил тело мальчика и обрел молодость, – вывел Акрдис.
– Нет, тут все не так. Что-то подсказывает мне, что Келлгардт не овладел новым телом, а просто передал Оэну свою силу, от чего юноша все забыл, – заявил Пентарк.
– В любом случае нам надо как-то остановить его. Мне не нравится лишь одно – в отличие от Келлгардта, Оэн совершенно не боится солнца.
– Вы закончили пустословить, враги мои? – спросил всех Оэн, – в таком случае давайте я быстро разделаюсь с вами, восхваляя моего короля!
– Все-таки он все забыл... – думал Руаил, отправляясь в атаку, – но если он вампир, то сильно не пострадает от порезов. Одновременно с этим я лишу его крови, и он обессиленный падет без сознания. Я знаю, что ты ничего не помнишь, Оэн, но все же прости меня, я вынужден остановить тебя.
– Я, пожалуй, пойду, попью чайку, а вы пока развлекитесь, – ухмыльнулся герцог Бафаге, направляясь в замок.
– Ты куда?! – вскричал гроссмейстер Ордена Сваффара, и почти оказался возле Йома, как юноша левой рукой остановил его и повалил на землю. Затем юноша поднял Руаила за шиворот, раскрутил и выкинул в рыцарей, повалив тем самым пятерых представителей ордена. Руаил пришел в бешенство.
– Все, Оэн, отныне я не буду щадить тебя. Наверное, ты не знаешь, что мой щит имеет смешанные чары. Половина магии в нем белая, но другая половина – вампирическое заклинание, которым моя кровь была связана с этим щитом. В чем-то мы сходимся. Пламя Кфарэнорр!
Внезапно Руаил применил сильнейшее заклинание ордена. В этот раз молнии, исходящие из его щита приобрели не сине-фиолетовый как раньше оттенок, а красный, как у крови. Но это не все – теперь молния больше походила на плазму, дымящуюся вокруг лезвия меча гроссмейстера. Красный меч и щит – вот почему Руаил имеет фамилию Кровавое Солнце. На теле главы ордена появились магические красные доспехи.
– Братья, отходите. В этой битве вы будете мешать. Используя пламя Кфарэнорр мой отец одолел Келлгардта. Только пламя Кфарэнорр может противостоять вампиру.
Руаил предупредил рыцарей, чтоб они отошли и обернулся к юноше.
– Я не знаю кто ты, но видимо ты самый сильный из присутствующих. В таком случае если я сражу тебя, справиться с остальными будет просто, – заявил Оэн.
Акрдис приказал Пентарку взять лук и использовать зачарованные грозовые стрелы, что им дал гроссмейстер. Нужно попасть этой стрелой в Оэна. Обычные стрелы против вампира бесполезны, помогут только «молниеносные» – это попадание может значительно облегчить победу главы ордена.
Пентарк занял позицию и натянул тетиву, которую осталось только отпустить.
– Извини, Оэн, мы обязательно вылечим тебя от вампиризма, как поймаем.
Стрела вылетела, метко поразив юношу в плечо. Оэн сначала в недоумении посмотрел на торчащую из себя палку, начинающую взрываться, потом на Руаила и засмеялся. Вмиг произошел взрыв грозовых искр. Как ни странно, тело мальчика от этого не разорвалось на мелкие части, он просто присел на колени.
– И это все? А почему ты не нападаешь, человек в красной броне? Ты должен был воспользоваться моей рассеянностью.
– Оэн, неужели ты,правда, ничего не помнишь? Вспомни! Я – Руаил Кровавое Солнце, а эти рыцари – твои друзья. Ты один из Ордена Сваффара. Вспомни!
– Вспомнить? – юноша наклонил голову к правому плечу и как будто начал что-то искать в своей голове, – вспомнить кто ты, кто они? Я помню только, что вы все мои враги, все напали на верховного правителя Талларии и пытаетесь его убить. Разве это правильно? Мятежа не должно быть, иначе королевство развалится!
– О нет, это Хран-Йом прогрузил тебе мозги сразу, как ты пришел в себя. Но я и представить не могу, как Келлгардт смог освободиться. Подождите, почему я не успел спросить все у Дилата? По-моему она не рассказывала, что встречала Келлгардта в темнице? Акрдис, пошли кого-нибудь к Дилате, пусть она расскажет все, как было.
– Хран-Йом? Прогрузил мозги? – возмутился юноша. – Нет, это ты мне сейчас грузишь мозги! Я буду защищать короля ценой своей жизни!
– Это конечно хорошо, Оэн, что ты хочешь защищать короля. Проблема только в том, что ты не за того короля собираешься биться. Сейчас все жители этого города в плену у твоего короля – как ты это объяснишь?
– Ты не будешь атаковать? Я все равно не пропущу никого за главные ворота, так что нападай первым.
– Ты так этого хочешь? В таком случае пусть бог будет с тобой, Оэн. Желаю тебе удачи, но вряд ли ты одолеешь меня в полной силе. Если бы я использовал Кфарэнорр в первой битве с Хран-Йомом, то сразу же убил бы его. Правда, у этого волшебства есть один большой минус – оно быстро жрет года жизни. Придется мне прожить на пять лет меньше положенного срока, зато я очищу Талларию от всего этого бреда, который выпал ей и всем нам на голову!
Руаил отправился в атаку. Земля под ногами задрожала. Окружаемый красной энергией гроссмейстер нанес удар по тому месту, куда Пентарк угодил стрелой, чтоб рана не затягивалась, и в этот момент Оэн схватился двумя руками за лезвие меча, не отпуская его. Потом лезвие начало гнуться. Красная энергия резко начала втягиваться в юношу – он поглощал заклинание Кровавого Солнца.
– Похоже, я недооценил силу Келлгардта, – подумал гроссмейстер.
– Как раз наоборот – ты применил свое сильнейшее заклинание, но, к сожалению, оно не спасет тебя, – меч главы ордена треснул от давления и поломался.
За этим Оэн вцепился в итак погнутый щит, чары которого значительно ослабли, несмотря на прежнюю силу. Руаил на мгновенье замер – неужели Оэн смог прочесть его мысли? Наверное, это из-за того, что Залп прикоснулся к гроссмейстеру, когда тот так подумал. Руаил до сих пор колебался – Оэн был его другом, и разве мог так неожиданно обернуться против?
– Оэн, очнись! Это я, Руаил! Неужели тьма полностью покрыла твой разум?
– Повторяю еще один раз, – юноша поднял ногу, надавив ей на красные латы, – не знаю тебя, враг, – Толчок ногой заставил рыцаря отправиться в полет.
– Если мы будем так и дальше стоять, он может одолеть паладинов, – сделали вывод волшебники Магистэриюса, синхронно использовав заклинание отталкивания, то есть движущегося щита из энергии, сносящего все на своем пути. Чары достигли Оэна, и он неожиданно поглотил их – высосал магию из заклинания, всю магию! Разве можно сделать такое?
Хран-Йом уже успел подготовить себе кресло на вершине одной из башен, беспечно расположившись там. Каждый «подвиг» Залпа до боли радовал герцога Бафаге – юноша так удачно оказывал сопротивление, что мог бы стать главной силой в новой армии Хран-Йома. Герцог думал – паренек свалился ему на голову в качестве дара от богов и самого Атмаггона (главного бога Пантеона).
Вскоре вся армия Сваффара, включая магов и рекрутов сканорской гильдии, все менее удачно сопротивлялась одному единственному мальчику. Но был ли он единственным?
Хромая, к воротам приблизился Вэйтас, в надежде помочь Акрдису, Пентарку и всем остальным. Когда рыцари разошлись перед фокусником, он увидел перед собой Оэна. Вэйтас стоял и смотрел юноше в глаза,не моргая, будто превратился в статую.
– Оэн, это ты? – еле прозвучал мертвый шепот. – Не понимаю, почему ты...
– Парень успел потерять память, и за это время каким-то образом стал вампиром.
– Да, я чувствую, – открыв глаза полностью, продолжал мистик, отвечая Акрдису, – быть того не может! Неужели Келлгардт освободился? Но как?
– Вот так! – закричал Оэн, вмиг засветившись ярким светом.
Тело бедного парня стало раздваиваться, и когда разделилось на две части, юноша упал, а вторая часть стояла и дальше.
– Что за чертовщина?! – воскликнул один из рыцарей и устремился нанести удар своей булавой по второй части тела Оэна, которая неожиданно начала трансформироваться во что-то человекообразное. Когда паладин был достаточно близко, его тело мгновенно примагнитилось к половине, и та обхватила его чем-то на подобии рук из костей.
– Иди сюда! Я так давно не ел! – засмеялся голос, но не Оэна.
– Келлгардт! – грозно сказал Вэйтас, – значит, юноша не потерял память, это просто ты воспользовался его телом!
– Ах, как я давно не был на свежем воздухе, пусть даже и днем. Сейчас солнце мне куда приятнее, чем та зверская цепь, что держала меня в плену эти мучительные двадцать лет. С удовольствием пожру всех вас. Ха-ха, шучу. Кого я вижу! Здесь даже сынок Кровавого Солнца объявился, и Вэйтас Ованвурх, и Ланваргилия... сколько знакомых лиц! Простите, что не съел вас раньше. Не знаю, как у меня это получилось, но я свободен. И знаете, кто теперь станет королем Талларии? Хран-Йом? Нет, не угадали. Я убью всех – сначала вас, потом его! Выжившие станут моими подчиненными и упырями! Нежить восстанет, как в былые времена! До этого я был слишком слаб, но благодаря телу этого мальчика я жив и пополнил силу. Готовьтесь к печальному финалу, легионы Сваффара! Король – я! Король тьмы! – договорив это, Келлгардт полностью поглотил несчастного рыцаря, и обрел прежнюю вампирскую энергию.
Вэйтас посмотрел на Оэна наверное самым грустным, угнетенным и разочарованным взглядом – ему стало жалко, что парень оказался простой пешкой в руках судьбы – сначала раб Кланфира, потом попал под влияние Келлгардта. Вэйтас вспомнил Сума, да, именно Сум-Рутжада. Все-таки Сум жил получше, чем Оэн, пусть и был сиротой, но все же имел свой дом, и свой огород.
«Где же этот Сум?» – думал фокусник, – «Он же обещал прийти в нужный момент, когда все обернется крахом».
Оэн еще дышал, его сердце не остановилось. Но сколько же крови он потерял? То ли он был в сознании, то ли без сознания – будто между жизнью и смертью.
Тут и сам Хран-Йом забеспокоился – слова Келлгардта он ясно услышал и решил принять меры, послав своих воинов следить за дальнейшим поведением резко появившегося короля вампиров.
– В любом случае у нас есть красный адамант. Думаю, он поможет нам остаться в выигрыше, не зависимо от ситуации.
– Ты точно не знаешь, кто такой Келлгардт, – отвечал герцогу его старый советник, – есть вероятность того, что он одолеет рыцарей ордена, и тогда нам самим придется противостоять этому порождению ада. Увы, вижу, даже наш волшебный камень может не помочь в сражении с ним.
– Остается наблюдать.
Ситуация накалилась еще больше – Руаил беспокоился о своих паладинах, не хотел бесполезных потерь. Но как можно остановить Келлгардта? По левую сторону стоит заново получивший свою силу вампир, по правую лежит умирающий Оэн; Вэйтас еще не излечил раны от солдат Бафаге; Хран-Йом засел на башне, с любопытством наблюдая за ожидаемым провалом ордена; заклинания волшебников Магистэриюса бесполезны и не эффективны, так как белая магия не способна наносить значимый урон, да и сам Руаил обезоружен – и меч, и щит превратились в металлолом. Вэйтас подошел к гроссмейстеру:
– Пока я вылечу Оэна, ты должен будешь дать отпор Келлгардту.
– Но как это можно сделать? Разве он не бессмертен?
– Когда Келлгардт был в теле Оэна, то имел иммунитет почти ко всему, но теперь он освободился, а значит сейчас он – вампир, как ни как, а вампир боится огня – вот чем его нужно атаковать.
– У нас нет огня, мы не можем его создать из ничего.
Тут Линви обратилась к разговаривающим:
– Вэйтас, не переживай за Оэна – смотри, сколько магов, среди которых присутствует даже наш учитель Квартус. Вместе мы победим! Ты же можешь создать иллюзию огня. Я тем временем вылечу Оэна.
– Что-то долго вы разговариваете, – Келлгардт приготовился к нападению. – Придется мне съесть вас всех. Как раз навеки покончу с этим Орденом Сваффара!
Только вампир побежал к Руаилу, как маги мгновенно оттолкнули его заклинанием вновь – может они не умеют атаковать, зато хорошо защищают паладина.
– Действуем быстро! – вымолвила Линви, и следуя своим словам помчала на помощь Оэну с целью залечить его раны.
– Не сопротивляйтесь, вам это не поможет, – смеялся Келлгардт, вновь и вновь атакуя.
Внезапно поле боя охватило вихрящееся пламя – иллюзия фокусника задействовала, и он ожидающе смотрел за реакцией вампира на это. Что же тот сделал в ответ? Огонь охватил Келлгардта, как дрова в печке.
– Вы не напугаете меня такой простотой, я уже знаю твои фишки, Ованвурх, или уже забыл, как то же самое ты проделывал во время клановой войны? Сдавайтесь, и я многих сделаю своими слугами, иначе просто убью вас!
– Зато ты кое-что пропустил – меч снова в моих руках, – твердо сказал Руаил, и обратился к рыцарям с магами: – Кто мы такие? Почему проигрываем одному единому врагу? Соберитесь! Мы не тряпочки, не тренировочные пугала, мы – Орден сваффарийцев, орден Сваффара! Почему вы стали, как вкопанные, сваффарийцы? Техника такова: рыцари – меч, маги – щит. Рыцари нападают, волшебники их защищают. Перед нами вампир, которому нет места в этом мире. Это из-за него началась вторая клановая война, а его еще оставили в живых! Оружие в моих руках! Дух в крови, сила без слабости, пламя в теле! У нас нет огня? Огня, чтобы победить вампира? Черпайте пламя изнутри себя! Думаю, тактика всем ясна, тогда вперед! Пламя Кфарэнорр! – вновь новый клинок покрылся магической плазмой.
– Стой, Руи, он просто поглотит твои чары! – взволновался Пентарк.
– Эти не поглотит, – уверенно ответил глава ордена, неожиданно пустившись в атаку. – В этот Кфарэнорр я вложил гораздо больше энергии, чем в предыдущий. Моя жизнь сократится на двадцать лет, но я остановлю его!!!
– Двадцать лет?! Ты с ума со... – не успел договорить Акрдис, как Руаил нанес ошеломительный удар по плечу вампира. Келлгардт упал на землю, а гроссмейстер принялся кромсать его лезвием влево – вправо. К этому занятию вскоре присоединились еще несколько рыцарей. Линви с Вэйтасом тем часом ускоренно лечили Оэна:
– Боже, зачем Пентарк выстрелил в него такой мощной стрелой? У него проткнута верхняя часть легкого.
– Не стоит обвинять Пента – он тогда сам, наверное, ничего не понимал. Мне самому не нравится, что так получилось, но давай поскорее вылечим его и отнесем в безопасное место.
Келлгардт неожиданно вскочил и отпрыгнул прямо на ту башню, где сидел Хран-Йом со своей свитой.
– Если Орден Сваффара одолеет меня, тебе будет плохо. Предлагаю свою помощь, но мне нужно кое-что взамен, кусок мяса.
– Тебе нужен кусок мяса?
– Это ты кусок мяса! Мне ты не нужен. Красный адамант – мне нужна его сила.
– Я кусок мяса?! Будешь так обращаться со мной, и...
– Заткнись и давай мне красный камень, не то тебе точно не выиграть, кусок мяса!
Хран-Йом, пораженный такой речью все же понимал, что вампир говорит ему правду – Орден Сваффара, объединившись, стал сильней, чем был. Так почему бы и герцогу Бафаге не соединить свои силы с заключенным ранее в темнице дворца Пирфы? Тем более, Келлгардт предложил первым, что хотел сделать сам герцог, учитывая неравные силы и превосходство магии Руаила. Йом легким движением отколол камень от шлема и кинул в руки вампира, который затем проглотил адамант.
– Смотри! – воскликнул вампир, и сошелся в яром противоборстве со всем орденом. Началось настоящее месиво. В первую очередь все целили в Келлгардта, иногда попадали в него, но наносили этим ущерб себе, когда он поглощал их силу. Кровавый танец продолжался до тех пор, пока в состоянии сражаться остался один Руаил, чары которого постепенно слабли, и в конце концов пропали – магическая броня и плазма рассеялись. Последний удар, и гроссмейстер потерпел поражение.


* * *

Измотанный орден не мог биться дальше с противником, который сам себя лечил. Руаил упал без сознания. В миг за этим ворота Пирфы открылись, и вышел из них Хран-Йом со своими солдатами. Рыцарей взяли в плен. Половину было решено казнить, половина сдалась и решила перейти на сторону Бафаге. Герцог подумал, и счел нужным оставить у ордена прежнее название, так как если народ Талларии узнает, что Орден Сваффара на стороне Хран-Йома, то не будет против, если он нечаянно станет королем.
Вэйтас, Линви, Акрдис, Пентарк и Цефей попали в плен. Оэна положили в лазарет, так как Хран был уверен в том, что юноша на его стороне.
Когда все было решено, герцог с самодовольным видом сел на королевский трон. Проблемы уничтожены, враги повержены – больше не о чем волноваться.
– Какое у нас завтра число? А впрочем, без разницы, я все равно отныне командую этой страной, а значит, могу изменить хоть сам календарь!
– Не забывай только того, кто эту страну тебе подарил, кусок мяса, – закрыв рот всем пирующим, сказал Келлгардт. – Ты здесь владыка не по своей воле, а значит, ты будешь слушать меня! У меня есть одно желание.
– Чего ты хочешь? – тихо спросил новый король.
– Хочу, чтобы ты не казнил ни единого человека, входящего в Орден Сваффара.
– Не казнил? Как это понимать? Неужели тебе самому не хотелось бы казнить их?
– Казнить? Разве я убил хоть кого-то еще кроме того бедолаги, который сам напал на меня и был нужен для восстановления? Я старался после него никого не убить – это не нужно. Радуйся, кусок мяса – ты новый король. Вопрос только в том, что ты, именно ты, что сможешь сделать для страны, если тебе не нравилась власть прежнего правителя? Ну да, ты убил короля, молодец. Но я посмотрю, что ты сделаешь для Талларии. Я буду внимательно следить за тобой. Я чувствую еще одну силу, которая даже мне не по зубам. Я чувствую ее будущем, и ни ты, ни я не сможем ей противостоять. Честно говоря, я чувствую самого Сваффара, будто он лично охраняет свой орден. Будто откуда-то мне говорят – «не убивай», кто-то сильный, кто-то выше меня говорит мне, и мне это не нравится! Убивать рыцарей нельзя, иначе произойдет нечто очень неприятное для нас обоих.
– О чем ты? Какой Сваффар? Он сдох еще давно!
Вампир вмиг оказался возле носа Хран-Йома и тихо, но грозно произнес:
– Ты не веришь мне? Хочешь так быстро лишиться того, что получил? Мне не составит труда отправить на тот свет такого подонка как ты, так что тебе придется весь свой срок править, строя из себя правильного правителя. Мне даже больше не нужен твой магический камешек – всю его энергию я впитал в себя, – вампир выплюнул побелевший алмаз на пол.
– Постой, что ты...
– Я только освободился от оков, поэтому хочу прогуляться немного по миру. Но учти, скоро я вернусь и посмотрю, что ты успел сделать за время моего отсутствия, – с этими словами Келлгардт усмехнулся, выбил окно и выпрыгнул через него, скрывшись между городских домов.
Советник подошел к Хран-Йому, начиная говорить:
– Что за дивный монстр! Сколько тварей я повидал за свою жизнь, но такого никогда не забывал с момента нашей первой встречи. Да, вампир Келлгардт, не по своей воле создатель культа каннибалов, которые лишь хотели получить легендарную вампирскую силу. Увы, у тех жертв порока ничего не вышло, и они спрятались, кто куда смог.
– И все это время он был закован в темнице, невероятно. Я несколько раз проходил мимо него, не обращая внимания. Почему-то меня даже не привлекало то, что на нем находилось большое количество цепей. Мне конечно не ясно, как так получилось, что этот пацан, которого мы назвали «Залп» выделил из себя этого же заключенного, бред какой-то.
– Дурень ты, Хран-Йом, – ворчал старик. – Из-за тебя мой адамант потерял силу.
– Зато выиграли – будем же радоваться этому! Наконец-то Руаил Кровавое Солнце повержен! Ты же так хотел этого! Радуйся!
– Радоваться чему? Тому, что по волеизъявлению вампирчика мы не можем убить к черту весь Орден Сваффара?! Хотя, возможно он еще понадобится нам в будущем. С одной стороны я не вижу необходимости хоронить сваффарийцев, но вдруг они предадут нас?
– На это есть решение – мы будем держать их на каторгах, пока они не согласятся с нашими требованиями. И когда все они до единого перейдут на нашу сторону, тогда я подниму кубок вина за тебя, тупой ты старче.
– Подожди, – задумался советник, – а принцесса? Среди наших пленных есть принцесса Дилата? По-моему, ее не было среди всей этой битвы.
– Она сбежала, – ответил Стагард, идущий к трону. – Если хотите, мой повелитель, я могу найти ее и привести сюда.
– Сбежала?! Ее существование подтверждает, что я фальшивка! Почему она до сих пор не здесь? Мигом найди ее, Стаг, свяжи и волоки сюда. Пусть упирается, сколько захочет, но она должна быть тут немедленно!
– И как она умудрилась сбежать при таком страшном существе, как этот вампир? Постойте, а может быть... это она выпустила его на волю? – предположил старик.
– Конечно. Сильно нужно ей освобождать силу, помогающую тому, кто убил ее отца!
– Сэр, не беспокойтесь – это я убил ее отца, не вы. А сейчас я найду ее, – договорил Стаг, отправившись вслед за Дилатой.
– Ну как, нравится тебе это? – ухмыльнулся старик еще один раз и присел на небольшое кресло возле трона.
Осталось одно – объявить народу имя нового короля Талларии.

Глава 14: http://www.proza.ru/2016/09/25/288


Рецензии
Добрый день! С удовольствием прочитала о битве магов и рыцарей с армией герцога. И никак не ожидала, что маги и рыцари потерпят поражение. Оказывается не все так просто в волшебных и магических делах. Но, надеюсь, положение можно будет исправить.
Написано захватывающим и доступным языком. Спасибо.

С уважением,
Светлана Жданова



Жданова Светлана Лана   29.12.2017 16:45     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.