О прибалтах. Ч. 3

    Не думала я, что еще раз попаду в Прибалтику. 1985 год. Начало перестройки. Июль. Жара в Ташкенте невыносимая. Я вместе с 13-летней дочерью маюсь дома, обдумывая, как бы, хотя бы ребенка, куда-то вывезти.  Полки в ташкентских магазинах просто пустые и это - не фигура речи. Исчезло буквально все. Народ выживал с того, что удавалось самим вырастить, а на базаре можно было что-то купить, в основном - фрукты и овощи. Нет ни молочных продутов, ни мяса, Узбекистан выращивал хлопок даже на своих приусадебных участках, а соседний Казахстан перестал поставлять продукты животноводства. Но в такую жару можно и салатиками питаться.

   И в этот момент звонит мне подруга Жанна, земля пухом.

  - Есть две "горящие" путевки, недорогие, в Латвию, но ехать надо завтра!

   Я обрадовалась, собрались мы мигом: а что, лето ведь, много и не требуется.

   Пансионат в Латгалии оказался замечательным, питание было таким, что мы всего съесть не могли. Достаточно сказать, что на завтрак подавались каша молочная, сыр, масло кубиком, колбаса , яйцо вкрутую и котлеты с пюре. Отношу тарелку с нетронутым маслом, сыром и яйцом и говорю посудомойке:

  - Это вот все нетронутое, не пробовали, чистое.

   На моих глазах, злобно зыркнув на меня, она  все сметает в чан с пищевыми отходами:
   - Коровам и свиньям тоже что-то есть надо!

  Последний день мы дожны были провести в Риге под руководством экскурсовода, латышки, неплохо говорящей по-русски.

   Экскурсия по городу сопровождалась не показом достопримечательностей, а нападками на нас, всех прихлебателей из Советского Союза.

  - Мы кормим весь Советский Союз, это мы поставляем всем молочные продукты, мясо и прочее. Остальные Республики - нахлебники!

   Честно, я не выдержала. Стараясь говорить спокойно, я заметила:

  - Никогда не видела в Узбекистане продуктов прибалтийского производства. Насчет всей России - не скажу. А вот маечка на Вас надета из хлопка, импортная? Нет? Так это мы всю страну снабжали хлопком, я лично, на хлопковых плантациях спину гнула, затем все отправлялось в Иваново, а оттуда -  по всей стране. У нас 1 метр ситца купить невозможно.

   Нам выдали талоны на последний обед в одном из кафе, которое немедленно закрылось на переучет, как только мы появились. Повели нас в другую точку общепита. Увидев нас,  сотрудницы  быстро и споро  составили стаканы с компотом со стойки буфета на поднос и унесли в заднее помещение, после чего вынесли другой компот, который уже пенился. Мы с еще одной женщиной и  ее девочкой не рискнули его пить и купили бутылку минеральной воды в буфете. На нашу просьбу дать нам открывалку, буфетчица, кипя негодованием, заорала:

  - Ты! Еще водку притащи сюда, а мы тебе еще и открывать должны!

   Меня понесло. Я встала и отправилась искать жалобную книгу. Немедленно пригласили нашего экскурсовода, которая в ответ на жалобу о прокисшем компоте, заявила, что в Узбекистане их кормили  едой с мухами , кругом были грязь и пыль.

  - Это возможно, жара же ужасная. Но узбеки никогда не дадут гостям худшего, оставив себе то, что получше.

Орали на меня все они хором, употребляли такие русские слова, правда, с акцентом!

  Тут я и подвела итог:

  - Мы пока еще живем в интернациональном государстве, а кому не нравится - граница рядом. Фашисты недобитые!

  В Литве я была лишь проездом, захватили маленький и очаровательный городок Рокишкис - "Заячий город". А жаль. Хотелось мне побывать на Родине матери, в городке Сморгонь Виленской губернии, Ошмянского уезда, но он, оказывается теперь уже - на территории Белоруссии.

   Наверно, в Прибалтику я уже никогда больше не попаду, хотя, говорят, в Литве неплохие и не очень дорогие курорты. Зовут в немецкую Прибалтику, на Остзее, так немцы называют Балтийское море.

  - Не, спасибо, что-то не хочется. Что я там не видела, свинцовое небо, сливающееся со свинцовым морем? А сервис в Германии везде хорош и языком я владею.

 Есть еще много красивых мест, что я не видела и, по преимуществу там, где меня агрессором и нахлебницей называть не станут.


Рецензии
В русский садик попасть было сложно, меня определили в эстонский через дорогу. Когда через пару месяцев мама привела меня к себе на работу в бухгалтерию, я начал свободно лепетать с её подружками на эстонском. У русской бухгалтерии случился шок. Через неделю с помощью разгневанного русского руководства пярнуского рыб комбината, меня перевели в русский садик через дорогу.
На всю жизнь я запомнил, как мы дети смотрели друг на друга через синий деревянный штахетник через дорогу, недоумевая - за что так жестоко обошлись с нами взрослые?!

Кирилл Корженко   14.08.2017 12:43     Заявить о нарушении
Спасибо за рецензию, Кирилл, а вы говорите, что отношение у эстонцев к русским нормальное, вот только морды "великорусские", а с детьми за что же так? Воспитание ксенофобии с младенческого возраста..Чего же удивляться, если национализм с молоком матери впитывают.

Елена Ахмедова   14.08.2017 19:39   Заявить о нарушении
на примере своего детства я точно знаю, что нац рознь и нетерпимость в людях воспитывают искусственно. Нет в природе такого явления. Не позволили нашему поколению сформировать естественные отношения с эстонцами. Всегда были кукловоды корректировавшие этот процесс. Разделяй и властвуй:)

Кирилл Корженко   15.08.2017 08:10   Заявить о нарушении
Это верно, но я по Узбекистану знаю, что в некоторых семьях это культивировалась родителями.

Елена Ахмедова   15.08.2017 17:49   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.