Ошибка. Этап 1. Вечер

     "Смерть - высшая стадия любой эволюции. Смерти равносилен бесконечный покой. Весь космос рано или поздно обретет покой. Возвращение к начальному состоянию. Смерть существует, а значит мир имеет лишь одну цель существования - умереть. Любые достижения эволюции Всего будут сокращены смертью Всего сущего, называемой "конец". Мир не имеет никакого смысла." - Последний.
     "Мир существует ради великой цели. Я никогда не поверю во что-либо другое." - Первый.

(Рассказ от лица Иоанна. Португалия)

Был холодный вечер. Низкие тучи тяжело тянулись по небу, высвобождая комки мокрого снега. Я, как обычно, сидел дома, утешая себя чашечкой кофе с молоком. Кофейных зерен дома у меня хоть отбавляй, можно даже выставить их на продажу, но к этому я не проявлял особый интерес, задумавшись на секунду. Можно сказать, такая погода в какой-то мере нравилась мне, создавала странную картину мистики и особого «теплого», но мрачного волшебства. Ни о чем думать не хотелось, лишь смотреть в камин на цедившееся через решетку пламя. Особой работы у меня на ближайшие пять дней не намечалось – отпуск.

Я работал на литейном заводе. Не помню его названия, совсем вылетело из головы. Но не стоит думать, что я там был рабочим. Нет, ну в каком-то смысле я и был рабочим, но должность моя не ползала по дну – заместитель директора. Надо же перед кем-то похвастаться. Чтоб вы знали, меня там не напрягали из-за моей важной бумажечки. Как говорят в наше время – «без бумажки ты букашка», а у меня бумажка была, чем я не мог не гордиться. Как удачно сложилась жизнь – с отличием законченная школа, повышенная стипендия в колледже, лучшие оценки в институте. Знаете, мне даже жалко смотреть на людей, у которых этого нет и которым сейчас приходится держать в руках огромную титановую ложку, лить ею раскаленное железо вместо того, чтобы беззаботно сидеть где-нибудь в офисе, легкою рукой отдавая приказания. Хотя, какое мне дело до тех людей? Они сами сделали себе такой приговор, пусть теперь вкушают плоды юношеской учебы.

Форточка от сильного порыва ветра распахнулась. Я немного вздрогнул, но резко направился ее закрыть. Я жил в обычном доме на окраине, не в квартире, и вообще считаю, что в городе очень плохой воздух из-за кучи иномарок. Только я закрыл форточку, как в дверь постучали.

– Кто? – может я спросил немного грубо, но кто же мог постучаться в такую темень? В округе друзей у меня не было, соседи ни разу не наведывались, разве что только это был какой-нибудь почтальон.
– Простите меня, конечно, мой друг, но мне некуда идти. Не позволите ли вы войти в ваш дом?
Точно, это какой-то попрошайка – их полным полно шастает по загородным улицам.
– Иди, других ищи, – в этот раз уже грозно сказал я.
– Но у меня есть информация по поводу вашего литейного завода, – ответил незнакомец за дверью.

Эти слова меня немного напугали – вдруг этот «кто-то» пришел с запиской от директора и важными сведениями, а я так грубо ответил ему? Но почему тогда директор не позвонил мне по телефону, или информация настолько уж секретная?
– Как говорится, стучите и вам откроют. Так почему же вы не открываете? – возмущался человек за дверью.

– Кто вы? – спросил я.
– Кто я?! Спаситель душ человеческих, дорогой мой! Поскорее отмыкайте ваши два замка.

Почему странный человек даже знает, на сколько замков я закрываю дверь? Голос его был ну вообще не знаком мне. Может это покажется и бредовым, но у меня в тот момент сложилось впечатление, что это какой-то надзиратель из высших органов власти, знающий наизусть каждый дом в городе, который пришел по делу насчет завода. Я открыл дверь. Передо мной стоял в порванной длинной белой рубашке мужчина лет двадцати двух с выпученными глазами. Какая была моя первая реакция на это? К чертям захлопнуть дверь! Что за бред?! Такое ощущение, будто этот паренек участвовал в боевых действиях! Рубаха его измялась, руки дрожали. Хотя постойте, в километрах пяти от города находится старая психиатрическая лечебница. Вот тут мне стало не до шуток, когда мои новые подозрения захлестнули голову. Шутить с ним, получается, плохо. Я попытался медленно закрыть дверь, чтоб резко замкнуть ее, но этот прихожанин ногой затормозил все мои попытки. Так, нужно собраться и не паниковать – известно, что паника на буйных больных действует весьма не радостно и благоприятно. Затем мужчина зашел в мой дом и присел на ближайшее кресло. Мой шок заменился построением плана. Я думал, что буду делать. Еще одно, что мне было не понятно, так это почему он знает о том, что я работаю на заводе?

– Давайте начнем с самого начала. Я бы сейчас не отказался от кружки вашего прекрасного кофе, которого у вас, скажем, порядком многовато.
Откуда он знает о кофе?! А-а-а!.. Этот парень всерьез начинает пугать меня! Тем не менее, кофе я решил приготовить.
– Вы наверняка в шоке от моего прихода. Я всегда прихожу неожиданно – такая у меня природа. Ваши догадки правильны, я действительно пришел оттуда, откуда вы подумали. Но это вынужденный приход. Может он никак не вписывается в вашу жизнь... Да мне с трудом верится, что и мое существование может как-то вписываться в целом.
– Какое вы будете? – спросил я специально, чтоб сходить на кухню, – капучино или эспрессо?
– Латте не найдется?
– Сейчас посмотрю, – еле выговорил мой рот, и я мигом ринулся на долгожданную кухню к столешнице. Так, что у нас тут есть? Нож, вилки, плоскогубцы, молоток... Нет, я не убийца! Но как решить ситуацию по-другому? Нужно тогда, чтобы он потерял сознание, но в злополучной аптечке у меня не было снотворного. Может просто забить его кулаками и ногами? Нет, я не учитываю свой возраст – он в рассвете сил, а мне скоро будет сорок, да и навыками бокса я никогда особо не выделялся, а кто знает, что если он ходил на рукопашные бои? Я же о нем ничего не знаю, кроме вывода, о его прежнем местоположении, созданного на моих догадках.
– Вот можно просто взять и сделать кофе, а не копошиться в инструментах? – раздался голос из гостиной.

Разве это может быть просто случайностью и всего лишь его догадкой? Сначала он сказал о моем заводе, потом угадал количество засовов на двери, теперь же знает мои действия, притом не наблюдая за мной, или мне так кажется? Или он наблюдал за мной с давних пор? Следил? Зачем?

– Точно не для того, чтобы убить, – снова раздался голос из гостиной.
У меня поехала крыша. Уж не знал, во что верить и на какие сведенья надеяться, во-первых, потому что сведений-то никаких не было. Я человек скептический, во всяких предсказателей, привидений и пришельцев не верю – все это бред, что показывают по телевизору, забивая людям мозги. Но данный юноша доказывал мне обратное. Пытаясь найти хоть какие-то связки, пусть даже бредовые, я пришел к мнению, что этот парень экстрасенс. Опять же несоответствие – разве экстрасенсы сидят в больницах для умалишенных? Что ж, тут мне ничего не оставалось делать, без всяких «кроме» и «как», просто ничего не оставалось делать. Ой, что я делаю? Зачем я лью кофе в урну?

– Время пришло, если оно существует, – начал мой странный собеседник, слова которого я не совсем понял, но продолжал слушать во избежание чего недоброго, – дело в том… – неожиданно он запнулся.
– В ч-чем? – промямлил я.
– В том, что я даже не знаю с чего начать, чтобы результат был лучше некуда! Но все же надо же с чего-то начать, а то, не кажется ли вам, что с немым неинтересно разговаривать? Ох, даже не знаю, кому из нас эти слова подходят лучше всего.
Я молчал.

– О, вы даете слово мне? Прекрасно. Начнем, пожалуй, с моего действия. Оно и вам многое объяснит, и я буду чувствовать себя комфортней в этом доме, ведь вы, вижу, не сильно рады моему приходу, раз к столешнице за молотком бежите.
Я продолжал молчать.

– Кхм... Эм-кхе-кхем... Итак... Сижу я, в общем, в белой-белой комнате. Как думаете, за какую комнату я начал говорить? Не смейте молчать!
– В-в ле-ч-чеб-нице имени Зи-г-мун...
– Причем тут Фрейд?! Сейчас я говорил о комнате, в которой находился вместе с богом – она белая такая, там ничего нет, почти. Вы, надеюсь, верите в бога? Нет? Почему же так?

Он читал мои мысли, я продолжал молчать, наверное, из-за некоего отупения от ситуации. Больной экстрасенс – лучшее объяснение.
– Не-е-ет! Что у вас за мысли такие дурацкие? Впрочем, я столько людей встречал, и, представьте себе, столько дурацких мыслей видел, что аж в голове не укладывается!
– Ч-что вам надо от меня? – спросил я, так как во мне, наверное, в отличие от этого экстрасенса остались какие-то инстинкты самосохранения, контроля тела, инстинкты животного, в общем, зверя.
– Скажите, вы умеете думать? Или хотите узнать все сразу? Не-е-е, сразу все узнать не получится. Вы что, даже не сделали вывод, что если я заперся к вам в дом, то это мне надо для того, чтобы быть пока что в этом доме? Ах да, вы спросите – «для чего»? На все есть причина. Есть причина даже на то, почему вам знать, из-за чего я попал именно в этот дом, пока что не нужно. Но уверен, если вы сохраните свой интерес даже после того, как я уйду, то вы получите ответ. Не сомневайтесь, я покину ваш дом, забрав из него лишь маленькую порцию кислорода и немного одежды. Взамен дам углекислый газ. Углекислым газом, думаете, нельзя дышать? Углекислый газ будут вдыхать ваши растения, давая кислород вам. Так что мой углекислый газ, несомненно, поможет вам, но только в будущем. Не ждите резкого результата – ничто быстро не вырастает, за исключением бамбука. Да и бамбук плодов никаких не имеет. О, я только что такую крутую речь толканул, что сейчас ее осознаю и в шоке прямо, – парень улыбнулся.

Меня охватили какие-то сомнения, возможно нелепые. Я подумал: – а что, если передо мной вовсе не умалишенный бедолага, сбежавший из психиатрической клиники имени З. Фрейда?

Логика снова начала кричать во мне – изодранная, белая, длинная пижама, резкое вторжение в чужое пространство и нарушение моего обычного состояния. Не трудно догадаться, что пижама его порвалась из-за того, что он перелазил через забор с колючей проволокой, зеленые пятна на пижаме свидетельствовали о падении в высокую траву, а именно – камыши. В некоторых местах рубашка не успела высохнуть. Я находил подтверждение своим догадкам – я и сам часто ходил возле больницы, прогуливался на воздухе, знал, что возле высокого забора есть болото.

– У вас отличная логика, – продолжал парень, – вы только что столько правильных догадок сделали, что, кажется мне, вам надо быть вторым Шерлоком Холмсом. Все очень логично, вдобавок к тому, вы многое додумываете интуицией. Чтобы ответить на вопросы, вы включили мозг полностью – и левое логическое, и правое творческое полушарие. Весь ваш мозг работал, вы создали, будто равновесие. Не зря я вторгся именно в ваш дом. Ха-ха, мне повезло с вами, мой дорогой флегматичный друг. Холерик наделал бы бед – и себя бы убил, и меня. Меланхолик разревелся бы. С сангвиником, думаю, у меня получилось бы прийти к согласию очень быстро, и он очень быстро бы понял, что мне можно доверять. Но более всех меня волновал именно ваш темперамент – самый устойчивый из остальных, самый простой, и самый загадочный. Вы в сомнениях – вы до сих пор наполовину доверяете мне, наполовину не доверяете. Эта неопределенность – для меня, как бензин для машины! Меня поражает врожденный вашим темпераментом пофигизм! От радости, я будто забыл, кто есть на самом деле, и мне хочется, чтобы этот момент длился вечно! Я, как пятилетний ребенок, которому подарили новую игрушку! Все эти темпераменты очень похожи на четыре первых бозона, вам так не кажется?

Наступила минута тишины. Он смотрел на камин. Я начал немного ориентироваться в ситуации, будто привык к нему, его присутствию. Я решил сделать несколько самостоятельных шагов.

– Как вас зовут? – может мой вопрос не вписывался, но все же, по-моему, этот стандартный вопрос можно задать любому в любое время, если не задавали его раньше.
– Как думаете, что я отвечу? Вариантов немного: первый – я скажу свое имя; второй – я скажу, что у меня нет имени; третий – я откажусь отвечать вовсе. Самое интересное, что ни один из этих вариантов ничего вам не даст. Хотя, если я скажу вам свое имя, вы, если вдруг захотите обратиться в полицию, сможете дать им всю информацию, которую узнаете как раз от меня. Я скажу, что у меня нет имени. Но вы подумаете – Правду ли сказал этот человек? Ведь для чего-то он распинается передо мной уже как полчаса. В таком случае, я вовсе могу отказаться отвечать, сказав «не скажу». В общем, в любом случае мне придется сделать выбор. Вопрос – это самая безобидная и мощная форма оттягивания напряженных ситуаций. Например, если смертник во время расстрела будет задавать вопросы, немного оттянет этим свою смерть – все-таки лучше, чем совсем ничего.

– Да откуда я знаю, кто вы такой? Почему вы пришли именно ко мне? Почему вторглись именно в мой дом?
– На это должна быть вполне разумная причина, которая все разъяснит и поставит на место, так ведь? Но что, если такой причины нет? Что, если ожидаемая вами логика просто не будет существовать? В мире все логично, не так ли? Но есть одно «но» – думать, что все логично – это тоже такая же одна точка зрения, как и другие. Вы пеняете на тех людей, которые не имеют достойной бумажки об образовании, которые с большой ложкой льют железо, или работают в шахте, или дворником. Вы пеняете на эти профессии, а ведь они очень важны! Кто будет подметать, добывать минералы, лить железо? Богатые крестьяне? Нет. И ответ, что все равно кто-то на эту профессию да и найдется – не ответ, ведь обычно на такие работы нужно много людей, очень много, людей, которых нельзя называть «кто-то». Как бы мне ни нравилась неопределенность, она не может быть вечной опорой. Ладно, много хорошего и умного не бывает, от множества конфет становится приторно, поэтому хватит. У вас не найдется мне какой-нибудь футболки и штанов? Мне нужна только футболка и штаны. Завтра деньги за них верну. Меня устроят даже те поношенные штаны с майкой, которые лежат на второй полке шкафа в спальне – эти вещи вроде чистые, да и вам не особо нужны.

Я встал и принес одежду, о которой он говорил. Ему даже не приходилось заглядывать за стену, чтобы узнать, что за ней находится, поразительно! Сейчас до меня что-то стало доходить, что-то невероятное!
Когда парень пошел в ванную переодеваться, у меня не возникло желания звонить в полицию, хвататься за молоток. После смены одежды он попросил у меня пинцет и ножницы – хотел вытащить колючки из ног, которые получил во время падения в болото.

– Чего ж ты оттуда сбежал? – мое настроение улучшилось.
– Оттуда, это откуда? – спросил парень в ответ.
– Ну... Из больницы?
– Я сбежал не из больницы, я сбежал от безумия. Представьте, получилось. Оно потом гналось за мной какую-то дорогу, но я пересилил его.
– Как же это у тебя получилось?
– Как нужно было, так и произошло. Нужно было вовсе не мне, вселенной. От себя скажу лишь, что мое безумие решило придумать умный план по побегу от самого себя. Мое безумие, представьте себе, обезумело. Ладно, уже поздно. Мне, пожалуй, надо идти.
– Так вы только что сказали, что уже поздно.
– Вы хотите, чтоб я остался у вас на ночь? Нет, извините, но не запутывайте себя так больше. Мне надо идти, чего вы сами хотели все это время. Я отдам вам деньги за одежду. Завтра у вас еще один выходной. Я подойду к вам, хотя вижу даже, что вы подойдете ко мне.
Парень свернул в руку длинную рубашку из больницы, улыбнулся, поклонился мне, и покинул дом. Я вышел во двор закрыть ворота, сделав маленьких вдох приятного летнего ночного воздуха. Такое ощущение, что это был сон. Я без каких либо колебаний лег спать, чтобы сей сон продолжить. Его последние слова не понял. Кто же он такой?


Вот и наступил новый день. Я поднялся, и первой моей мыслью было желание сходить в полицейский участок, все рассказать там полиции о странном человеке, который приходил ко мне ночью. Я оделся, отправился в участок. Иду, и тут ни с того, ни с сего, вижу этого самого паренька возле старого дерева – он спокойно стоял, улыбаясь, глядя на меня.

– Эх, говорил же, что не я к вам приду, а вы ко мне. Вот ваши деньги, милый человек, а теперь разворачиваемся и мерной походкой домой. Вам еще отдыхать четыре дня до работы.
«Опять удивил меня» – подумал я, и прямо по его словам мерной походкой пошел домой. На развилке я остановился, обратился к нему в последний раз, но он начал первый:

– Вы хотите спросить – «зачем»? Ну, что ж, вижу, вы хорошо выспались, раз забыли все мои слова, которые я говорил вам этой ночью. Я пришел с важной миссией на эту планету, друг мой, очень важной миссией. Не подумайте так дословно, не примите меня за инопланетянина, хотя следовало бы, но я не настолько пафосен, как вам кажется. В конце концов, каждый из нас приходит на эту планету с важной миссией, но мое задание несколько иное, чем у других. Мир давно не менялся, и поэтому новому поколению уже успел надоесть. Видели бы вы подростков в наше время, жаль, что у вас нет ни родственников, ни семьи. Мир гниет – это мне больше всего не нравится. Но иногда я сам задумываюсь – а почему помогаю ему? Мне самому многое не нравится, меня многое достало, придется все менять, все переделывать, весь устрой. Не знаю, может быть принесенный мной абсолютизм будет не принят, из-за того что нельзя заставить каждого чихать в тряпочку, не перебивать друг друга при разговоре, но, как оказалось, по моим теоретическим выводам и экспериментам, это можно сделать. Да, можно переделать мозг, понятие о мироустройстве. Почему же это так необходимо? От понятия мироустройства зависит любое поведение, ведь мировоззрение – это особенное существо. Я вижу нужным изменить его, и пусть я выступаю от лица такого маленького муравья, который, кажется, и ничего сделать не может, но именно это и делает мою работу скрытой, не замечаемой громадным пространством, именно это поможет мне. Собственно, сейчас я открыл вам все свои карты. У меня нет какого-то наигранного плана, нет даже четкой цели, каких-то определенных критериев, которые необходимо достигнуть. У меня есть простая цель улучшить мир. И пусть это так же понятно, как то, что свет дает возможность видеть человеку все вокруг, однако человек до конца никогда не поймет, как свет выглядит по-настоящему, также как и тьма. Невозможно увидеть то, что итак видно, нельзя начать щупать то, что уже щупаешь, поэтому какими бы не обладали ученые знаниями о свете, эти знания вечно будут не совершенны. Да и слово «совершенство» относительное, подходит только под определенные моменты. Думаю, с этих слов начнется новая дорога, потому что каждое слово я намерен направить в действие.
Я не переставал дивиться словам этого парня, они были такие острые и так хорошо терзали привычное положение вещей, будто пришел мессия со своей задачей, чтобы задачу эту выполнить.

– Что же ты собираешься сделать? Стать президентом?
– Нет, я собираюсь сделать нечто. Сделать то, что есть, и чего нельзя увидеть, почувствовать, как восьмой цвет радуги, полностью непохожий на все остальные цвета, которого якобы нет, но который можно представить, в воображении раскрасив им какой-нибудь объект, например шкаф. Однажды ко мне пришло это унылое понимание того, что законы физики, а точнее мироустройства, нельзя изменить. Но после этого я не стал отчаиваться и понял, что любая вещь состоит из вещества. Если у кого-то будет инструмент, которым можно будет разбить вещь на вещество, то из этого вещества можно будет создать нечто новое. Уж этому закону подчинено все вокруг, но даже его можно разбить таким же принципом. Представьте, что бы было, если бы гравитация во всей вселенной резко пропала из-за инструмента, сделанного человечеством, невероятного аппарата, способного «разбивать вещь на вещество», даже если эта вещь неделимая или нематериальная, как чувства человека – печаль, радость, любовь. Представьте, что с помощью этого аппарата можно было бы полностью удалять какой-либо цвет из вселенной, чтобы его не было видно ни в каком месте пространства. Роза красная, Марс красный, а тут вдруг и Марс и розы становятся белыми – все красное становится белым, а белое остается самим собой. Так мы полностью вычеркиваем алый цвет из радуги, из диапазона цветовой волны, меняя структуру глюона, притом не меняя структуры нашего глаза, палочек с колбочками в нем. Но тут вдруг мы неожиданно вспоминаем действительность и говорим – «Нет, невозможно сделать такой инструмент», ибо понимаем насущное мироустройство, понимаем, что его нельзя изменить. Я не верю в это, не верю в то, что нельзя что-то изменить, так как изменить можно все. Как гончар изменяет форму глины, превращая ее в горшок, так же можно изменить саму глину, превратив ее в кирпич. Мир невероятно огромен, он – это есть все, что мы знаем, поэтому невозможно не уделять ему время. Используя уже имеющиеся знания, мы можем построить логическую цепь, гласящую, как можно сделать так, чтоб все красное стало белым, создать инструмент, и этим инструментом добиться желаемого. Все что нас будет сдерживать – это узкий кругозор и воображение, без которого не станет в нас ни желания менять, ни желания меняться. Что ж, мне уже надо идти, я чувствую то место, то заведение, в которое мне нужно немедленно отправиться. Спасибо вам за всю мороку.
– Нет-нет, я... ничего такого не сделал, а...
– Не знаю, что вы сделали, и чего нет, но я ценю доброту. Доброту легче всего передать спокойствием. Мне очень приятно воспринимать от вас спокойствие. Желаю вам всего хорошего, мой новый друг. Включите сегодня телевизор ровно в 18:00, первый канал. Я намерен показать вам методы, с помощью которых буду играть с миром!

Включить телевизор? В шесть часов вечера? Первый канал? Что он задумал?! Мне стало интересно. С нетерпением буду ждать, что он там приготовит, если его, конечно, пустят на телевидение.
Все-таки пустили. Я был в шоке, как всегда. Повседневные новости отложили на час по причине показа нового социального шоу. Я просто смотрел в экран, смотрел, как баран на новые ворота, ворота будущего. Никогда бы не подумал...
– Итак, здравствуйте, дамы и господа, это социальное шоу «Народная правда», и сегодня наш первый выпуск, поэтому в студии вы можете заметить много таких очень важных, как я бы сказал, особ, людей правды, патриотов своей страны, которые заинтересованы полезной деятельностью, развитием страны, которым не безразлична судьба-судьбинушка державы нашей, и которые будут принимать участие в жизни нашего государства...
– Ну, пожалуй, перебью своего коллегу, так как участие в жизни нашего государства мы уже принимаем, и да, нам далеко не безразлична судьба нашей страны...
– Да-да-да, я об этом и говорю, спасибо за уточнение. Мой коллега уже с вот таким упорством рвется в бой, и все не терпится ему узнать, о чем же это ток-шоу, как, надеюсь, и вам, господа мои. А у нас сегодня куча работы, о многом с вами мы должны поговорить, многое обсудить, на многое посмотреть правым глазом. Для начала обратите внимание, пожалуйста, на нашу студию, на эти радостные румяные лица, на эти живые картины Диего Веласкеса. Да какие же тут у нас улыбки, ай-ай-ай, давайте все вместе пригласим и встретим наших глубокоуважаемых гостей в студии. Заходим друзья, заходим, не стесняемся, у нас здесь все свои, и каждому будет уделено огромное внимание.

После того, как все зашли (в том числе и странный паренек), ведущий усадил удальцов, начал по программе:
– О чем же сегодня будет наш разговор? Какие аспекты общества мы будем критиковать? Что обсуждать? Давайте же без этих высокопарных слов возьмем искон нашему обсуждению.

Тут мой паренек достает откуда-то связку книг и говорит:
– Так давайте же начнем. Я так понял, это у нас шоу общественное, а потому хочу показать вам кое-что. Пожалуйста, не перебивайте меня, это займет буквально минуту. Итак, что вы видите в этой связке?
– Прошу прощения, но вы перебили меня. Давайте соблюдать... – начал было ведущий отвечать, но мой мессия снова перебил его:
– Я просто задал маленький вопрос, неужели на него так тяжело ответить? Неужели никто не может сказать, что в этой связке находятся книги? А теперь давайте посмотрим на них. Хотя бы обложечку, ну! Что, никто не хочет посмотреть эту гнилую обложку?!

Зрителей охватило раздражение, да и ведущий насторожился – показал жестом охраннику, чтобы тот подошел.
– Вы издеваетесь? – отреагировал паренек на приближение охраны, – Зачем стража? Это социальное шоу, а у меня важный доклад, и не посмеет ни одна душа выгнать меня отсюда, пока я его вам не озвучу и не покажу!
А охранник, в меру осознав, что мой мессия – нарушитель порядка, отправился выдворить его из студии.
– Пройдемте, гражданин.
– Никакой я не гражданин! У меня даже паспорта нет.
Охранник начал натиском выпихивать паренька из зала.
– Видите, какое классное шоу получается! Вы даже камеру забыли выключить, а вас сейчас вся страна смотрит. За меня не волнуйтесь, я-то не опозорюсь! Что мне, одному единственному человеку с этого будет? А я вам, кстати, рейтинги поднял! Отныне это шоу, если тут такой дебош еще будет случаться, смотреть будут, не отрываясь от телевизора! Главное – неожиданность!
Охранник, кое-как выпихав парня, скрылся вместе с ним. Через восемь секунд оба опять зашли в студию, вернулись на свои места.

– Ну что, – мессия мой говорит, – шоу продолжаем?
– Что за!.. – ведущего охватило негодование. – Почему вы?!.
– Конечно продолжаем! Камера-то еще работает, оператор снимает! Зачем же интерес такой прерывать? Ладно, давайте к делу. Возвращаемся к вопросу: что у меня в связке?

Ведущий с непониманием глядел на охранника, дрыгая головой и приподнимая левое нижнее веко, разводя в придачу к тому руками. Охранник стоял и улыбался, спрятав руки в карманы, а парень говорил:
– Дамы и господа, это я ведущий! Простите за заблуждение, в которое мы вас ввели. А мы уже натурально начинаем наше вот такое вот шоу, где случается абсолютно все! Сядьте, пожалуйста, в очередной раз приносим свои извинения.
Да, он такое представление показал, что шоу это определенно бы во всем мире смотрели. А я все сижу и думаю – вправду ли он ведущим был изначально, или каким-то образом сумел загипнотизировать охранника? Но опять же, там должны быть еще другие охранники – они-то точно бы задержали его, чего не произошло. Вообще этот мужчина меня всегда поражал! Как он за день нашел деньги, чтобы съездить в столицу, ведь у него же не было ни гроша? Он просил у меня одежду, откуда у него деньги? Да и до столицы он так быстро добрался, будто на самолете летел, или... на ракете?
– Почему же? На велосипеде, – голос из телевизора.
– Это вы к чему? – судорожно поправляя рубашку, спросил ведущий.
– А ни к чему, – улыбался паренек.

У меня аж дрожь по телу прошла. Теперь я окончательно начал думать, что он сильнейший экстрасенс во всем мире.
– Не заблуждайтесь, – опять голос из телевизора. – А если я вас всех ввел в заблуждение, то извиняйте, с этим помочь не могу. Знаете, в шахматах вещь такая есть, «цугцванг» называется. Это когда выхода у вас нет благополучного. Ничего, я выход вам благополучный открою. Давайте просто следовать логике шоу. Смотрим на мою связку и говорим, что в ней лежит. Ага, книги, хорошо. Теперь смотрим, что это за книги, – Достает первую книгу, – давайте побудем сейчас немного критиками и хорошо раскритикуем эту книжку. Я извиняюсь, но они меня просто достали. Читаем: «Пуля в голове», криминальный роман, писателя имя говорить не буду. Самое главное – обложка. Я такой обложки отродясь не видывал. Ну как сказать, что она убогая, скорее развратная. Что это за голая баба на ней нарисована? Разве можно такую продукцию выставлять на рынок? Это еще полбеды, давайте сюжет почитаем вкратце, – Переворачивает книгу, читает другую сторону обложки, – Клара приезжает в столицу, чтобы заработать денег. По несчастью, после приезда она обнаруживает, что кошелек украли. Клара остается без денег и приходится стать ей... фу, дальше читать не буду, со второго абзаца начну: Очередной клиент Клары оказался мафиози, тут-то и начинается веселье. Не дай бог кому-нибудь прочесть сей фолиант, извергнутый к нам вулканом прямо из ада. Написанное пером не вырубать топором, но думаю, водородной бомбой вырубать получилось бы, причем довольно быстро. Ну что это? – обращается паренек к первому попавшемуся человеку, – Стали бы вы покупать такую книгу, читать? Нет, о ваших вкусах спорить не буду, но что если эта книжка попадет к вашему ребенку? Если он будет читать ее? А что, как вижу, вы свое детище огородили от планшета, ноутбука, интернета. Это очень даже хорошо, зрение портить не будет. Но как тогда вашему отпрыску развиваться? Надо же ему что-то видеть перед глазами. Вот я и вижу сейчас, как он с вашей полки берет приличную порцию писаний, в надежде, что чтение сделает его умным. А о каком же уме тут будет идти речь, если он зачитает рассказ о мафии?

Ведущий понял, что нужно как-то выбираться из сложившихся обстоятельств, да и слова паренька ему понравились – он их всецело поддерживал, поэтому начал:
– Да, действительно, посмотрите на эту обложку. Куда это годится? А покажите, пожалуйста, следующую книгу, – обращаясь к моему экстрасенсу.
– О-о-о... Тот гримуар еще круче этого. Пожалуйста, смотрите: «Философия бедного философа, а также заметки о Канте». Здесь вообще шикарно написано. Зачитаем же первую страницу: «Как пасечник выискивает своих пчел после обеда, так и я буду выискивать мысль, придавать ей резонансное априорное значение...» Это уже шизофрения. Ни один такое не поймет. Зачем писать и издавать бред? Эту книгу сразу на костер, – парень кинул ее в лампу, висящую на стене, которая лопнула, и книга запылала ярким пламенем, упав на пол. К счастью, пол не деревянный был, с плиткой. А мессия наш продолжает, – Следующая: «Веселая жизнь наркомана Леонида». Да не охватит вас обида, но эту книгу на костер, дабы не приглашать сюда медсестер. – Кинул книгу на горящую. Ведущему приходилось выражать неописуемую радость за то, что вылетевшие из ада книги возвращались обратно, одновременно с этим выражая неописуемый гнев из-за разбитой лампочки. Он зашел за камеру, чтобы никто не видел его искореженного лица. Как же я увидел его? Очень просто – оператор направил на него камеру, когда экстрасенс всея Земли начал расписывать мину ведущего самыми красочными образами.

– Ладно, хватит, думаю. Больше не буду над вами издеваться, – заключил паренек, – все должно быть на своих местах – и лампочка, и голова чья-то, – Вытянул из кармана другую лампочку, вкрутил ее на место прежней, еще и протерев перед этим. – Эти книги – лишь начало. Я хочу рассказать о своей задаче. Ты предпочитаешь скрываться, но я найду тебя – таково желание временного потока. Ты сам знаешь это, знаешь, что мы встретимся, так зачем скрываешься?

Тут ведущий резко начал говорить:
– Настанет время, и ты поймешь.
– Чушь, времени не существует. Ты знаешь, что тебе не победить, потому и скрываешься. Ты знал, что предписано тысячи лет назад, и издеваешься надо мной? Выходи на бой, я жду тебя. Ты должен проиграть, это необходимо.

После этих слов меня охватил какой-то гипнотический сон, сильно захотелось спать, глаза закрывались сами. Так я и проспал, не знаю сколько. Встаю, паренек стоит возле моего дивана, смотрит на меня миловидно.
– Вот и началось.
Странный у него голос стал, глаза будто больше стали.
– О чем ты?.. Как ты успел?.. – я засыпал его вопросами.
– А мне эта планета нравится, действительно хорошая. Такая зеленая и синяя... Такой маленький голубой шарик среди этого хаоса галактик. Неужели я говорю так непонятно?
– Все понятно, но как ты успел оказаться тут? И как ты попал на телевидение? У тебя ведь нет денег на поездку в столицу.
– Скажи мне, кто я такой? – спрашивает он меня.
– Ты? Все время хочу задать тебе этот вопрос.
– Все же, как ты бы назвал меня?
– Человек.
Он усмехнулся.
– Я не человек, друг, не сумасшедший экстрасенс или гипнотизер. Дай же мне достойное определение! На кого я похож, по-твоему?
– На человека, – отвечаю я.
– А так? – он посмотрел мне в глаза, чего еще ни разу не делал. У меня сразу по телу мурашки – взгляд нечеловеческий. Я испугался еще больше, чем когда он вломился в мой дом первый раз.
– Ну что? В этом мире все не совершенно, но стремится к совершенству, от чего приходится страдать временному потоку.
Я только сейчас заметил, что у него стеклянные глаза, – отошел назад. Думаю – все, едет моя крыша.
– Что не так? Это не глаза, это и есть самые настоящие стеклышки, – бьет по глазу пальцем, – дело в том, что нет глаз у меня, а это обманочки такие. Подумайте, как это я буду выглядеть без глаз? Но я вас прекрасно вижу. С каждой секундой все больше вопросов, да? Так и ждете, чтоб я на эти вопросы ответил! Ответ мой такой: не возражаете, если я заберу вас с собой?
Парень пошел в душ. Он мне, как родной, стал. Я тем временем беззаботно смотрел телевизор. По первому каналу шли новости. Тараторили о странном человеке, гипнозом подчинившем ведущего Народной Правды и охранника с оператором. Как говорила ведущая новостей: « Странный инцидент встревожил людей по всей стране – сумасшедший спланировано проник в студию шоу, преследуя непонятную до сих пор цель. Кто он? Органы пообещали разобраться с этим, а некоторые блогеры успели придумать вторгшемуся кличку – Книжник-маньяк...»
Десять часов ночи, уже спать надо.
– Где ж ты спать будешь? У меня второй кровати нет.
– Под кроватью. Сегодня ночью у нас будут гости. Придут они не с благими намерениями. Я хочу испытать на вас свою мюонную защиту, так что будете на койке смирно лежать. Примерно в два часа ночи я вас разбужу, но вы не вскакивайте, дальше смирно лежите.
– Кто придет? От кого защищать?
– А вот увидите, кто. Только не подумайте, что я вас насиловать буду.
Это просто безумие. По телу прошла очередная волна дрожи, даже уши немного заложило.

Я лег на кровать, странный паренек под кровать, будто так и надо. Спустя минуту под кроватью вспыхнуло яркое синее свечение, а я ведь не сплю, все гляжу, как бы нож сквозь простыню мне в сердце ни вошел. Поворачиваюсь, заглядываю за кровать. Он что со своей рукой сделал? Не понимаю – светится рука, как фосфором набита, хорошо светится, как лампочка пятидесяти ватт, только синего цвета.
– Ну что, красиво? Двенадцать тысяч градусов, так что не трогайте лучше мою руку.
Думаю – «ну все, продырявит сейчас кровать вместе со мной своей плазменной кистью и спета моя песенка». Он точно пришел из иного мира.
– Сколько раз повторял – ничего вам не сделаю. Фантастика, правда? Смотрите, как горит ярко, прямо так же, как и те гнилые книжки, что я в студии спалил.
Потом две минуты молчания, рука потухла.
– Слушай, я не могу заснуть. У меня столько мыслей в голове, – голос из моего рта.
– Знаю. В основном чувствую от вас большой страх, что вполне природно. Конечно, столько лет не знать, не верить, а тут на тебе – все это существует. Все равно заснете, не думайте ни о чем – этого будет достаточно.
– У меня еще один вопрос и все.
– В самом деле все? Тогда озвучьте, пожалуйста.
– Не сплю ли я сейчас? Не сон ли все это? Не сон ли начался тогда, когда в мой дом ворвался сумасшедший?
– Даже так? Что ж, друг мой, если вас навещают такие подозрения, то скажу следующее: Может вы и спите. Может, вас вообще нет в реальности? А представьте себе, что вы живете в подсознании какого-то человека, который читает какую-то странную книгу и на время чтения представляет вас. Потом же ваш образ пропадает, когда этому человеку нужно сходить куда-то, поесть или лечь спать. Представьте, что наш мир живет только тогда, когда кто-то читает книжку, разве это не здорово? Читатель свободно останавливает время, не читая книгу, или двигает его назад, читая задом наперед. С таким учетом того, кто читает книгу, тоже могут читать.

 Вселенная имеет парадокс – все в ней одинаковое, все повторяемое, и в тот же момент все разное, неповторимое. Используя позитив и негатив, я пытаюсь создать «альтив» – то, что есть, и чего нет. Что существует, но чего нельзя представить. Мне нравится, что у человечества десять цифр, а не двенадцать, как у лейгидов. Хоть чем-то люди отличаются.
– Лейгиды? А кто это?
– Вы постоянно задаете вопросы. Сами увидите. Только не пугайтесь так уж сильно, а то сердце остановится.
Потом опять тишина. Я лежу, спать не собираюсь, зная, что подо мной парень со светящейся рукой, а еще какие-то чудики должны наведаться ни свет ни заря в мой дом, как-то пройдя через закрытую дверь. Тогда в моей голове был хаос. Как можно заметить, я даже уже не так испуганно отреагировал на светящуюся руку.
Не знаю, сколько я так промучился в кровати, которая была уже вся мокрая от пота, но в окне после полуночи весь мой двор залило ярким светом.
– Не спите? – спрашивает меня парень.
– Не сплю, – промямлил я.
– Вот и славно. Шоу-то начинается. Не вставайте.
Тут стена в моей комнате начинает надуваться, будто искажаться, и от нее отделяется шар размером с человека, мгновенно обретающий человеческую форму. Две руки, две ноги, тело, голова... и все плазменное, горящее довольно тускло.
– Это его защита, – говорит парень, – скафандр, по-человечески. Под ним скрывается биологическое тело.

Странный человекообразный пучок плазмы поднимает верхнюю конечность – руку, и направляет на меня. Тут под кроватью опять разгорается синий свет, и вся моя кровать становится, как желе. Из конечности существа вылетает шаровая молния, которая резко пропадает в полуметре от моей кровати. Существо мгновенно летит ко мне, но растворяется возле кровати таким же образом. Парень выкатывается из-под кровати. Обе его руки, ноги и голова с телом источают синий свет, видимый даже через одежду. Комната пульсирует низкочастотными волнами. Кирпичи за побелкой и обоями начинают трещать. Такое ощущение, что дом вот-вот развалится. Все искажается – стены, потолок, пол. Вещи в доме все поднимаются – телевизор, тумбочки, шкаф, зеркало, стулья, кухонный стул. Гравитация стала, как в космосе – полный ноль.

– Эй, мне встать можно?
– Издеваешься?! – отвечает парень. – Хотя, впрочем, вставай, погляди в окно.
Я встал, оттолкнулся от кровати, подлетел к окну. Вижу, как над моим домом поднимается металлический диск. Да это же летающая тарелка! Ну прям как по липовым каналам показывают – вся ртутного цвета, блестит от ближних фонарей. Но вот лампочек на ней нет – просто как толстый ртутный блинчик. Представьте себе ртутный блинчик, или капельку ртути, которая упала на какую-то поверхность и немного растеклась. Выходит, этот парень прогнал пришельцев, – они покинули нас. Но что им было надо? Я? Жалкий человек?
– А как ты думаешь, мой друг, почему я зашел именно в твой дом? Наверное, это судьба, иначе забрали бы тебя. Но ладно, поведаю тебе свою тайну.
Тут парень обхватывает рукой лицо и начинает снимать с него кожу. В общем, он снял свое лицо.
– Ну что, теперь ты понимаешь, кто я?

Вместо черепа я увидел белую поверхность, металлическую. На ней не было ни глаз, ни рта, ничего, просто голова. Затем он снял кожу с рук – вместо костей – металл. Не понимаю, откуда я слышал его голос – на голове рта-то нету! Видели когда-нибудь белый пластмассовый манекен без лица? Это что-то похожее – идеально гладкая голова с правильными пропорциями без всего лишнего – без волос, лица, ушей, в придачу к тому металлическая. Негодование – такое чувство испытывал я – тот, кому выпало на долю увидеть сей ужас.
– Скорее всего ты никогда не поймешь, кто я, пока я сам не разъясню. Я – форма жизни, такая же как и деревья, птицы, животные, люди, планеты, звезды, только более древняя, чуточку более сложная. Можешь свободно считать меня богом. Я сам ничего не создавал на этой планете, но могу изменять ее, как мне вздумается, то есть я не творец, но обладаю способностью творца. Я сказал, что я не инопланетянин еще потому, что никогда не жил на планетах, а вот пришельцем меня назвать можно, потому что я пришел. Связан мой приход с лейгидами, вашими создателями. Многие люди представляют себе, как выглядят лейгиды по-настоящему. Большие глаза – самая выделительная их черта. Ах, насколько же их глаза красивы – они излучают неиссякаемый поток энергии. Душу человека не сравнить с душой лейгида – их души намного больше, чем человеческие, по составу своему до боли сложные.

Это же настоящая летающая тарелка была! Эти технологии в сотни раз превосходят человеческие! Но я поражаюсь ему – этому странному сумасшедшему, который по-настоящему оказался существом, владеющим силой бога. Вначале все было просто – ну сбежал псих из психушки – с кем не бывает?! Но тут начался полный хаос! Все, что я знал, все знания, даже мое подсознание – все это поменялось! Я стал прямо на лет двадцать моложе! Никогда не интересовался технологиями! Никогда не думал об ином мире. А мне еще на работу через три дня идти...

– Нет, тебе здесь оставаться больше нельзя, – заключило то, что полчаса было пареньком двадцати лет, – Я забираю тебя. Мне еще кое-кого забрать надо. Планы меняются, не будем задерживаться, и завтра с утра отправляемся на противоположную сторону земного шара. На кладбище уже стоит твоя могила, так что волноваться не о чем. Дом будет отдан государству.
– Минутку, а почему ты все решил за меня?
– Хм, странный вопрос. Скажи, а почему люди могут свободно выловить какое-нибудь животное и сдать его в зоопарк или лабораторию для экспериментов? Ты должен был еще сначала понять, что ни твой дом, ни твоя старая машина – все это не твоя собственность. Люди слишком гордые, думают, что в своем кругу есть какие-то законы с правилами. Мне от этого так смешно. Люди не понимают, что все это лишь присвоено ими. Как людям может принадлежать то, что принадлежит тому, кому принадлежат они? Ты меня совсем не боишься, а по идее, у тебя уже давно должно было остановиться сердце. Знаешь, почему этого не случилось? Потому что я немного поменял твои мозги, создал новые связи между нейронами, и теперь ты можешь говорить со мной. Если бы я ничего не изменил в тебе, ты начал бы орать, или, что еще хуже, умер от сердечного приступа. Человек имеет довольно хрупкое тело. А ты думаешь – «почему это я чувствую, что помолодел, скинул двадцать лет?» Ты очень интересный человек. Я увидел это сразу. Ты не потерял пластичности мозга, то есть в душе ты остался ребенком. Это объясняет твою текучесть и туповатость. Ты и семью не захотел заводить. Поэтому лейгиды хотели рассмотреть тебя, как образец, но я обогнал их. Выходит, Зорак проиграет.

– Кто такой Зорак? – спрашиваю я.
– Все узнаешь. Как тебя зовут?
– Иоанн-н-н.
– Очень приятно, Иоанн-н-н. У меня, как ни странно, тоже имя есть, а это странно для пришельца, если честно. Меня зови Последний.
– Последний?
– Да, Последний, создатель альтива. Чем-то эта вещица похожа на равновесие – имеет в себе половину негатива и позитива сразу. Можешь представить? Вижу, ты совсем не понимаешь, что такое альтив. У атома есть негативно заряженный электрон и позитивно заряженное ядро. Этот атом можно считать позитивным, или «правильным». Можно создать «неправильный», или негативный атом, в котором электрон будет заряжен позитивно, а ядро негативно. У вас в народе это зовется «темной материей». Ну так вот, все в мире можно разделить на две составляющие – позитив, негатив. Другого ничего нет, выбирать приходится из двух. Чтобы создать электрон, заряженный альтивно, нужно сделать альтивное действие, не поддающееся описанию. Есть у вас в математике знак плюс и знак минус, все остальное – их эволюция. Умножение – эволюция плюса, деление – эволюция минуса. Если между двумя частицами материи будет альтивно заряженное поле, то они не притянутся и не оттолкнутся друг от друга, они продолжат занимать прежнее действие. То есть, по сути, альтив – это бездействие. Но не все так просто, потому что альтив способен действовать на объекты одновременно и позитивно, и негативно. В общем, продолжу свою лекцию, как уйдем отсюда, иначе лейгиды вернутся в большем количестве и вырежут приличный кусок пространства вместе с этим домом, чтобы перенести его куда-то подальше, где появится возможность расправиться со мной.

Мы вышли во двор, пошли к огороду, где я увидел еще одну летающую тарелку, только лежащую на моей картошке, которую я тяжело садил. Вот блин! Все листики помятые! Картошечка так от нападок колорадских жуков страдала, а тут ее вообще задавили в прямом смысле! По моей щеке потекла слеза – так я любил свою картошечку! Так любил, как пожилой человек, готовящийся стать пенсионером и уделять огороду все время. Мне до пенсии той оставалось каких-то пять лет, а я, вон, на двадцать помолодел! Какая там картошка, вперед с инопланетянами в приключения!
– А лейгиды сплайтр упустили, вот молодцы. Когда же они обнаружат пропажу своего велосипеда? Отныне он наш будет. Залазь, пенсионер, – сказал «парень», и в летающей тарелке появился вход, через который мы зашли вовнутрь.

Продолжение
Этап 2: http://www.proza.ru/2016/09/25/243


Рецензии
Умно, хотя и сложно, смогут ли осмыслить! Мне понравилось ! Умное теперь такое редкое! Успехов от души желаю, и не только в творчестве !

Виктор Кагермазов   26.12.2017 13:23     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.